13. У НАС, КАК В «СТРАНЕ ЧУДЕС»: ПОРОЙ ОТДЕЛЬНЫЕ НОРМЫ «ВНОВЬ ИСПЕЧЕННЫХ» ЗАКОНОВ ЗАКЛАДЫВАЮТСЯ… ПОД КОНКРЕТНУЮ ЛИЧНОСТЬ

Конечно, силы были неравны. Ведь против нас был запущен мощный механизм государственной машины, выступала многочисленная чиновничья рать. Но куда бы поделась ее прыть, если бы в то время нас решительно поддержали Верховная Рада и политические партии. О позиции партий хотелось бы сказать особо. Большинство их отмалчивалось. Они пытались сохранить нейтралитет, быть в роли сторонних наблюдателей. Они не давали своих официальных оценок тому беспределу, который творился в столице. Хотя в разговорах многие их представители поддерживали меня. Открыто против этой вакханалии, сразу не достаточно решительно, но все же, выступили лишь городские социалисты, Всеукраинский союз рабочих, а перед выборами – еще несколько партий и общественных организаций.

На одном из митингов лидер столичных социалистов В. Арестов зачитал проект резолюции, который заканчивался на сурово-эмоциональной ноте: «Геть з Києва кучмівського прихвостня Омельченка!» Это вызвало прилив ярости у градоначальника, который требовал от Арестова публичного извинения за оскорбление чести и достоинства. Через год Василий Николаевич на очередном митинге так «извинился», что народ долго еще хохотал по этому поводу…

В то же время крупные партии хранили обет молчания, в открытую не высказывали своего отношения к происходящему в Киеве, выжидали и выгадывали.

…Наступил 1997 год. Началась уже серьезная подготовка по разработке нового Закона о местном самоуправлении, на который мы возлагали большие надежды. Хорошо помню, как готовился данный законопроект. Меня пригласили в согласительную комиссию Верховной Рады, которая напряженно трудилась над этим документом. По каждой его статье, каждой позиции шли горячие споры и дискуссии.

Серьезные разногласия возникли по одному из ключевых вопросов – о процедуре освобождения избранного населением городского головы от должности. В первой редакции закона говорилось о том, что его можно освободить на сессии тремя четвертями голосов от общего состава депутатского корпуса. Однако, после продолжительных дискуссий, согласительная комиссия вообще отказалась не только от такой нормы, но и от самого принципа увольнения избранного всем населением городского головы. В проекте редакции закона, который вносился комиссией на рассмотрение Верховной Рады, было записано, что городской голова может быть освобожден только общегородским референдумом, поскольку он избирается непосредственно горожа­нами. Логика простая: его избирало население, значит он не может быть уволен депутатами, потому что он им неподконтрольный. По данному вопросу я обстоятельно советовался с Александром Александровичем Морозом, с известными парламентариями, и они соглашались: да, в законе надо оставить именно такую позицию, иначе, если ввести норму депутатского голосования по поводу увольнения городского головы, то эта норма может быть использована для сведения счетов с неугодными. Точно такая же процедура предлагалась и для самого городского Совета, отзывать который могли только сами избиратели. Казалось бы, все яснее ясного. Но не тут-то было…

Самое удивительное произошло в сессионном зале. Когда проект Закона о местном самоуправлении был вынесен на рассмотрение парламента, начались «подковерные игры». Председатель согласительной комиссии четко и конкретно доложил об основных позициях этого документа. Когда речь зашла о процедуре увольнения городского головы, докладчик заявил, что данная позиция проголосована комиссией и озвучил согласованную формулировку. И вот тут в зале вдруг возникла рука Александра Стешенко, председателя парламентского комитета по местному самоуправлению. Он начал настаивать, причем очень напористо, на том, чтобы записать, что городского голову должна освобождать сессия городского совета двумя третями от всего депутатского состава. Все были очень удивлены: ведь Стешенко был членом согласительной комиссии, которая внесла совершенно другое предложение. И вдруг – такой разворот на 180 градусов…

Предложение Стешенко, как ни странно, поддержал А. Мороз, председательствующий на сессии, его поставили на голосование, и оно, увы, прошло. Как мне потом сообщили, здесь сошлось два интереса – интересы Банковой, которая эту норму проталкивала, чтобы окончательно расправиться со мной, и интересы левого спектра, представ­ленного в парламенте. Левые рассчитывали таким образом в некоторых случаях решить в свою пользу вопросы по отдельным мэрам. Но в итоге они отдали на растерзание столицу. И в то же время не решили и свои кадровые проблемы.

Многие мне откровенно говорили в те дни, что норму закона – две трети голосов от общего числа депутатов – ввели специально… под меня. В пользу этого говорит и тот факт, что на всех незаконных собраниях депутатов и В. Бон­даренко, и П. Светличный увещевали депутатов потерпеть еще немного, вот примут закон, и мы «уберем» Косаковского. На Банковой хорошо понимали: так или иначе им не удастся отстранить меня от поста председателя Киевсовета, избранного населением. А вот через две трети депутатского корпуса – может быть, тем более, учитывая сильные проруховские позиции в столичном совете. И жизнь подтвердила эти прогнозы. Начались массированные попытки воспользоваться статьей нового Закона и окончательно свести со мной счеты. И только благодаря нашей выдержке, а также строгому соблюдения нами буквы и духа закона им не удалось добиться поставленной цели. Они шли напролом, они попрали все нормы законности и, по существу, в итоге проиграли, а я проработал, несмотря ни на что, легитимным городским головой до новых выборов в 1998 году.

О том же, что внося это предложение, депутаты сознательно или несознательно отрабатывали политический заказ Банковой, чтобы сделать одну из норм Закона о местном самоуправлении специально «под Косаковского», свидетельствует еще один факт. Через несколько недель после принятия этого Закона Ассоциация городов Украины, фактически пропрезидентская, поняв, видимо, что даже эта норма нового Закона, не помогает убрать меня с должности городского головы, начала срочно инициировать обратный процесс. Уже именно оттуда раздавались голоса о необходимости пересмотреть недавно принятый Закон, внести в него существенные изменения. Нужно, дескать, усилить позиции городского головы, дать ему право формировать исполком и т. д., и т. п. А главное, считают они, – вновь пересмотреть процедуру и норму, в соответствии с которыми можно уволить городского голову. Мол, это абсурд, когда мэр избирается всем населением, а увольняется на сессии депутатами… По этому поводу срочно появилось даже обращение группы депутатов в Конституционный суд. Что же, судя по всему, жизнь заставила срочно «прозреть» даже тех, кто находился в президентском лагере… Ведь до них, наконец, дошло, что, приняв закон «под Косаковского», они так и не смогут убрать этого же Косаковского. А жизнь идет дальше… Короче говоря, в стане Ассоциации городов начали уже рьяно ратовать за то, что было отброшено в сессионном зале Верховной Рады под напором людей с Банковой.

Сценарий не удался. Я лично ничего не имею против Александра Стешенко. Несомненно, это толковый, умный, рассудительный человек, в свое время он стоял на четких позициях, более того, своими аргументированными официальными разъяснениями по ситуации в Киевсовете как председатель профильного парламентского комитета охлаждал пыл тех, кто пытался стать на путь нарушения законов и Конституции. И все же, поведение Стешенко в столь острый момент, когда принимался Закон о местном самоуправлении, мне не понятно. В частных беседах он высказывал другое мнение. Не хотелось бы думать, что это связано с назначением его, ранее оппонента Президента, с которым тот даже не здоровался, вскоре советником-посланником в одну из среднеазиатских стран – бывших республик Союза.

И все же, невзирая на то, что Банковой удалось протащить ту заказную «норму», принятие Закона о местном самоуправлении стало заметным событием в жизни Украины. И я рад, что приложил немало усилий для его разработки, внес много замечаний и предложений, отстоял, в силу своих возможностей, целый ряд позиций, направленных на усиление роли самоуправления в нашем обществе.

Вот что писал доктор исторических наук Анатолий Ант в журнале «Віче» (№ 10, 1998), в статье «Чи буде самоврядування в Україні європейським?»: «Через розбалансованість усіх гілок влади та розбіжність поглядів Верховної Ради і Президента України щодо тлумачення суті самоврядування (наприклад, ст. 141 Конституції України) кияни були позбавлені можливості повністю використати свої права та обо­в’язки у здавалося б демократичній державі».

В этой глубоко аргументированной аналитической статье есть немало интересных выводов и комментариев. Один из них касается позиции Верховной Рады в киевском конфликте: «Квінтесенцією безпрецедентного конфлікту між різними гілками влади, між прихильниками місцевого самоврядування та його противниками стали пристрасті, що розбурхувалися довкола проблеми самоврядування у столиці України. У цей конфлікт були втягнуті і виборчі комісії, і прокуратура, і міський суд, і навіть Конституційний суд. Верховна ж Рада України, яка б мала покласти край усім пристрастям, повелася у такій ситуації не найкращим чином: вона не зробила головного, не відстояла закон».

Анатолий Ант пишет также, что Закон о местном самоуправлении не гарантирует его реализации в Киеве – прежде всего из-за неопределенности столичного статуса, как и статуса местной государственной администрации. По замыслу, эти статусы должны были бы определяться отдельными законами: о городе Киеве и о статусе местной госадминистрации. Однако на Закон о городе-герое Киеве Президентом, как известно, было наложено вето, а закон о статусе госадминистрации им не был подписан. Поэтому администрация в Киеве продолжала действовать на основе утвержденного Президентом Украины еще в 1995 году указа. Он непомерно расширяет функции госадминистрации и в такой же мере суживает возможности самоуправления. Киев как столица государства, утверждает Анатолий Ант, остается на началах государственного (централизованного) управления в противовес европейским столицам, организация власти в которых – более прогрессивная, более демократичная. Ведь она строится на началах самоуправления.

Нельзя не согласиться с автором данной статьи, который пишет: «Власне жорстке адміністрування життя столиці стало причиною її занепаду при всій показовості «перебудови» Києва. За даними доповіді ООН-ЮНІСЕФ, у Києві лише 1 відсоток здорових школярів, через хвороби 16–18 тисяч дітей щорічно стають інвалідами, безпритульних дітей у Києві – до 20 тис., а скільки таких, що живуть з батьками, але не мають повноцінного харчування… А літні люди, а інваліди… Якою ж мірою доцільно і морально втрачати величезні кошти на нові пам’ятники, на дороге оздоблення вулиць та підземних переходів?

Причина занепаду Києва полягає у тому, що він позбавлений справжнього господаря, який міг би обстоювати інтереси киян у вищих органах влади. Таким господарем може бути не призначений адміністрацією чиновник, а законно обраний киянами міський голова, підзвітний і раді, і своїм виборцям. Лише такий господар здатний проводити власну економічну політику, орієнтовану на захист споживача. Коли б здійснювалася саме така політика, Київ, за підрахунками економістів, не тільки не втрачав би півмільярда гривень щороку, а ще й прирощував би стільки ж до своїх прибутків; він не віддавав би левову частку зароблених киянами грошей на утримання величезної бюрократичної машини, а міг би спрямувати їх на соціальні потреби – тоді не було б проблеми з зарплатами і пенсіями, медичним обслуговуванням і ліками, з дитячими садками і школами, з безпритульними людьми… Тож проблема самоврядування Києва – не тільки політична, вона у такій же мірі – економічна й соціальна».

Да, конечно, хотя принятый в 1997 году Закон о местном самоуправлении и не решал коренных столичных проблем, тем не менее, он значительно расширял права и возможности и городского головы, и Киевсовета. В тот период в одном из своих интервью я так изложил свое видение сложившейся ситуации: «Исполнительной власти теперь предстоит сбросить «маски» и честно сказать: или будет снята осада и блокада городского головы и Киевсовета, и самоуправление в Киеве из декларации превратится в реальность, или откровенно объявить, что в столице введено военное или чрезвычайное положение. Ведь только в этом случае ст. 21 нового Закона предусматривала ограничение права киевлян на местное самоуправление. Такого, как теперь, стремления удушить его, город не знал за всю свою историю. И хотелось бы напомнить всем, кто этим озабочен, что Киев все это уже видел, пережил и татаро-монгольское нашествие, и постоянные безуспешные попытки за 500 лет Магдебургского права урезать права горожан. И всегда киевляне побеждали, отвоевывали свои вольности. Уверен, что будет так и впредь. На то Киев и вечный город, вечная столица. Не мешало бы это усвоить и новоиспеченным «номенклатурным киевлянам».

Но, какими бы не были новые законы, само лишь их принятие еще ничего не дает. Ведь принятая новая Конституция уже наделила киевлян такими же правами, как и жителей других городов. Проблема в том, что исполнительная власть все это игнорировала. И киевляне должны преодолеть пассивность и апатию. Ведь у них, по сути, украли выборы-94, их результаты. Да и Закон о столице нужен больше как защита от беспредела чиновников и гарантия прав киевлян, независимо от смены власти и политической коннъюнктуры в будущем. Новый Закон должен будет четко определить права киевлян, избранных ими городского головы, Совета и исполкома. Большинство полномочий, которые незаконно сегодня узурпировала горадминистрация, должны стать собственными полномочиями органов самоуправления. Не чиновники, а представительная власть должна решать вопросы земли, собственности, финансов, кадровые вопросы. Коммунальная собственность выводится из разряда государственной. Право представлять город и киевлян, в том числе в международных отношениях принадлежит только избранному городскому голове. Закон обязан поставить всех депутатов перед выбором: или созерцать и дальше эту правовую вакханалию в городе, или вспомнить о своих избирателях и начать работать в нормальном режиме. Никто ни к кому не должен идти на поклон. Все мы призваны приподняться над своими амбициями, старыми обидами и собраться, чтобы спасти ситуацию в городе. Не сделаем этого – похороним навсегда самоуправление, не будет за это никому прощения.

Теперь депутатам придется разгребать все то, что натворила нынешняя госадминистрация, которая за год своим пренебрежением интересами киевлян, их мнением, пресмыкающейся позицией перед власть имущими полностью дискредитировала саму идею исполнительной власти в столице. Именно депутатам придется отменить волюнтаристское решение администрации о новых арендных ставках, «собачьи» и другие налоги, разобраться с розданными без учета мнений депутатов земельными участками, недвижимостью, другие – узаконить, остановить сползание города к финансовому краху. По данным бюджетной комиссии Киевсовета, благодаря «стараниям» исполнительной власти, которая распоряжается городской казной как своей собственностью, город сегодня, в 1997 году, практически банкрот. Долг только «Укрсоцбанку» составил 34 миллиона гривен.

Чтобы не сносились по ночам дома-памятники, не перекладывались бесцельно рельсы, не принимались единолично решения по передаче целых кварталов в виде взносов в различные СП, не ставились небоскребы отелей в исторической зоне, все важные вопросы в городе нужно, пользуясь новым Законом о местном самоуправлении, решать на референдуме или после широкого общественного обсуждения».

Я заявил также во всеуслышанье: мои права по новому Закону я использую сполна. Придется многим напомнить, что надо заниматься работой, а не интригами и обслуживанием чьих-то амбиций…

Мне очень запомнились слова М. Модестова, который в «Москве бандитской» написал: «…Москва 90-х будет эталоном беспредела, периодом бессилия власти и диктата законов мафии».

На такие оценки Киев не имеет права. Всем нам, прежде всего Киевсовету, в соответствии с новым Законом предстояло сделать все возможное, чтобы контрольные и «карающие» органы не бросались по первой команде исполнительной власти на политических конкурентов, бизнесменов, которые не платят «дань», на независимых журналистов и издания… Эти органы должны бороться с преступниками. Добиться этого и позволял новый Закон о местном самоуправлении.

Увы, нам так и не дали по-настоящему распорядиться своими полномочиями. Чиновничество с особым нахальством, особой напористостью и нахрапистостью повело наступление на столичное самоуправление. Это понятно: им было что терять… И тогда они подбросили «удобную» идейку, будто бы Закон о местном самоуправлении вообще не касается столицы. Получалось вроде бы так: вся страна живет по одному закону, а Киев – ничего не имеет, какой-то бесправный, отброшенный в сторону город… Хотя в Законе было четко зафиксировано, что Киев фактически имеет такой же статус, как и любой другой город нашего государства. Вскоре все вольные трактовки положения Киева в связи с принятием Закона о местном самоуправлении были отброшены: Верховный Суд все-таки признал, что в Киеве полностью действует Закон о местном самоуправлении, об этом свидетельствовало и специальное экспертное заключение Института государства и права НАН Украины.

Судя по всему, исполнительная власть, особенно президентская рать так и не имела покоя. Закон о местном самоуправлении был для них как красное для быка. И спустя несколько месяцев, уже в 1998 году, 7 февраля, Л. Кучма издал Указ «О некоторых вопросах осуществления исполнительной власти и местного самоуправления в городах Киеве и Севастополе», в соответствии с которым полномочия исполнительной власти и местного самоуправления в этих городах возлагались… на государственные администрации. Это вошло в вопиющее противоречие с основами местного самоуправления, определенными Конституцией Украины и Европейской Хартией. Власть оставалась верна себе: нельзя, но если очень хочется, то можно… Это же она продемонстрировала и в дальнейшем, затеяв манипуляции вокруг Закона о столице, который, как известно, постигла тяжелая участь.

Ничего не поделаешь, живем-то в «стране чудес», где закон – что дышло… Не понравился закон, делают вид, что его нет и быстренько «пекут» новый, подстраивая его под интересы конкретных лиц, групп, под интересы сегодняшней власти, но никак не народа.

©Л.Г.Косаківський. Всі права захищені. Передрук матеріалів, розміщених на сайті, дозволяється лише за наявності посилання. 

Создать бесплатный сайт с uCoz