11. КОНФУЗ В СТРАСБУРГЕ

Состояние местной демократии в европейских странах – таковой была тема четвертой сессии Конгресса местных и региональных властей Европы, состоявшейся 3–5 июня 1997 года в Страсбурге.

Состав украинской делегации на этом представительном форуме был определен Указом Президента еще до моего отстранения в мае 1996 года. В соответствии с этим Указом я был на два года включен в состав украинской делегации. Затем от Совета Европы напрямую получил приглашение принять участие в сессионном заседании конгресса. Хотя по линии украинских властей никакой информации ко мне так и не поступило. Я, конечно же, знал, что формируется официальная делегация, что идет серьезная подготовка к этому событию. Но знал и другое: делалось все, чтобы я туда не поехал. Более того, знал, что был направлен ряд писем, в том числе и через фонд поддержки самоуправления при Президенте, который является фактически структурой президентской администрации, с тем, чтобы заменить меня в составе делегации на основании того, что вроде бы я уже не мэр Киева.

Вся делегация ехала в Страсбург вместе. Меня даже не уведомили, не пригласили лететь одним рейсом. Пришлось добираться самостоятельно. Но, слава Богу, работники представительства Украины меня встретили, помогли с размещением в гостинице, с решением организационных вопросов. Делегация Украины прибыла на следующий день. Опекали ее А. Комаренко – от администрации Президента и Р. Давыдов – от фонда поддержки самоуправления. Фактически они и еще ряд сопровождающих выполняли роль «надсмотрщиков». Я готовился к заседаниям и не знал, что в это время, в понедельник (сама сессия открывалась во вторник), происходили небезинтересные процессы… Как мне стало известно в день открытия сессии, накануне, в понедельник, на заседании Бюро конгресса, которое рассматривало полномочия делегаций, была попытка представителей Украины, в частности все того же Давыдова, поставить под сомнение мои права как члена делегации и даже сделать замену. На это они получили весьма четкий вразумительный отказ. Бюро подтвердило мои полномочия.

Во вторник, прийдя на сессию, я не обнаружил себя в плане рассадки делегатов в зале. Моей фамилии не было. «Наши» и тут оказались «нашими»… Руководство украинской делегации старалось вот таким примитивным образом даже в зал меня не пропустить. Ко мне подошли работники секретариата, извинились и определили мне отдельное место.

Началась сессия. С докладом о проверке полномочий делегаций выступил Ален Шенар, нынешний Президент Конгресса местных и региональных властей Европы, а тогда вице-президент одной из палат. В начале своего доклада он сказал о том, что сложилась странная ситуация в связи с тем, что исполнительная власть Украины пытается вычеркнуть из состава делегации мэра Киева. Мы, сказал он, проверили, г-н Косаковский остается при исполнении своих обязанностей. Поэтому мы подтвердили его полномочия и хотели бы высказать свое возмущение попытками исполнительной власти Украины вмешиваться в наши дела. Он сказал также, что господин Косаковский здесь, в зале, и давайте поприветствуем его и подтвердим его полномочия. И было очень приятно, когда весь зал, а это около 300 человек, единогласно проголосовал, и таким образом была принята специальная резолюция о подтверждении моих полномочий. Цитирую ее: «Конгресс местных и региональных властей Европы… повторно подтверждает, что господин Леонид Косаковский является представителем национальной делегации Украины».

Таким образом, этот инцидент был исчерпан. После открытия Конгресса состоялось отдельное заседание палат. Я был членом палаты местных властей и выступил на том заседании с информацией о состоянии дел в Украине, о попытках ущемить местное самоуправление, в том числе и в Киеве, привел убедительные факты. Я сказал буквально следующее: проблема каждого должна стать проблемой всех. Если не будет солидарности мэров, то мы не сможем отстоять свои права. В мою поддержку выступили представители Италии, Германии, ряда других стран.

Интересно было наблюдать после этого поведение членов нашей делегации. Если большинство из них раньше просто сторонились меня, то теперь, в перерыве, стали обходить меня десятой дорогой, боялись даже общаться со мной. Видимо, мое выступление их все-таки сильно испугало.

Как мне потом стало известно от одного из членов украинской делегации, вечером их всех собрали, был большой «разбор полетов», срочно подтянули подкрепление из Киева… Приехало еще несколько человек… Они боялись, что я буду делать еще какие-то демарши и, видимо, готовили на всякий случай противодействие. Они не знали, что же я стану делать, может быть, даже думали, что я буду просить политическое убежище.

«Опекуны» делегации из исполнительной власти пытались добиться от мэров, чтобы кто-нибудь из них на следующий день выступил с опровержением и нападками на меня. Выступление такое состоялось, выступал Василий Куйбида, львовский мэр. Но надо отдать должное членам делегации, они не пошли на поводу у администрации и не согласились выступать конкретно против меня. Смысл их речей сводился к тому, что в Украине есть проблемы с местной демократией, но лишь отдельные проблемы, мы, дескать, работаем над этим, и Президент, и Кабинет Министров очень многое делают, чтобы поправить положение дел. В общем, все было в духе старых партийных времен. Мол, все хорошо, но есть отдельные недостатки… Но тут на меня вопросительно посмотрел руководитель палаты г-н Хофман: как это понимать? Я ответил ему: «The voice of President» (голос Президента…) Он, рассмеявшись, закивал головой.

Конечно, неприятно было наблюдать, как твои же соотечественники, члены делегации, вроде бы нормальные люди, вчерашние соратники и друзья, сторонятся тебя… Они даже жили отдельно, в другой гостинице. Не было у них желания спросить: а как я добрался, где я живу, как устроен, нет ли каких-то проблем, как собираюсь добираться назад? Они боялись, потому что за ними все время наблюдали. А одному из работников нашего представительства, который по простоте душевной, не зная всей нашей ситуации, оказывал мне помощь и в переводе, и в размещении в гостинице, даже сделали замечание. Ему было прямо сказано, что нельзя так много времени уделять Косаковскому, и вообще вы неправильно понимаете политическую обстановку в государстве и позицию руководства… Короче, крепко за это досталось…

Что касается моего общения с другими делегациями, то там все было нормально. Хорошие контакты установились у меня и с делегацией России. Наши соседи недоуменно пожимали плечами и спрашивали: что там у вас творится на Украине? Для них стиль поведения украинской делегации был какой-то дикостью. Как, впрочем, и для делегаций других стран. Кое-кто даже многозначительно крутил пальцем у виска, мол, неужели у вас уже дожились до того, что на виду у всего мира такие вещи творят?..

По итогам сессии Конгресса были приняты рекомендации. В них речь шла и о том, что Украина была признана одной из немногих стран, в которой есть серьезные проблемы с местной демократией. Были приняты решения, содержащие конкретные претензии к Украине. В 11-м пункте Резолюции четвертой сессии Конгресса было прямо записано: «Конгресс… считает, что крупные проблемы для местной демократии существуют в следующих странах: Болгария, Латвия, Молдавия, Соединенное Королевство, Украина и Хорватия». В связи с тем, что к Украине были претензии, сессия Конгресса приняла решение продлить мониторинг за состоянием местной демократии и рассмотреть положение дел с местной демократией на следующей сессии Конгресса. Что и было сделано на 5-й сессии в 1998 году, где были приняты специальные рекомендации, которые указали Украине на грубые нарушения и на необходимость приведения законодательных актов в полное соответствие с Европейской Хартией о местном самоуправлении.

Здесь позволю себе процитировать некоторые важнейшие положения Рекомендации о местной и региональной демократии в Украине, принятой пятой сессией Конгресса местных и региональных властей Европы 26–28 мая 1998 года. Сообщается, что Бюро Конгресса местных и региональных властей Европы в период после сессии КМРВЕ несколько раз вынуждено было обсуждать состояние дел в области местной и региональной демократии на Украине, в результате чего украинскому руководству и делегатам украинского парламента было адресовано несколько рекомендаций.

Эти рекомендации принципиально касались следующих вопросов:

«а) необходимость достижения лучшего соотношения между потребностями центрального и местного аппарата управления Киева и Севастополя, что означает, в частности, передачу их избранным главам и членам Советов своей собственной администрации, подчиняющейся и отчитывающейся перед ними в соответствии со ст. 3 Европейской Хартии местного самоуправления;

б) необходимость проведения важнейших демократических реформ по всей стране с тем, чтобы избранные региональные, районные и муниципальные советы имели свою собственную администрацию, подчиняющуюся и отчитывающуюся перед ними, и чтобы предложенный парламентом закон о территориальной администрации, в настоящее время попавший под президентское вето, был принят;

в) необходимость уважения и соблюдения Закона о статусе избранных депутатов, который запрещает совмещение должностей муниципальных и региональных депутатов с административной должностью в их собственных исполнительных органах».

«Конгресс… отмечает, что в связи с этим существует серьезный дефицит в области законодательства по местному самоуправлению и что обещания в области нового законодательства, данные КМРВЕ (Конгрессу местных и региональных властей Европы. – Л. К.) в сентябре 1997 года, исполнены не были, а существующая практика не всегда соответствует принципам Хартии».

Затем документ гласил:

«Обращает внимание, что сегодняшний политический климат на Украине отмечен противостоянием между президентом и парламентом по вопросам, среди прочих, касающимся местной и региональной демократии.

…Такая конфронтация привела к целому ряду неприятных и серьезных инцидентов и событий, среди которых следует отметить:

а) незаконное смещение в 1997 году избранного главы Киевского городского Совета, который вопреки решению Верховного Суда в его пользу в январе 1998 года, являющееся кульминационным в целом ряде судебных решений, подтвердивших незаконность такого смещения, до сих пор не смог приступить к своим обязанностям и не имеет доступа в свои опечатанные служебные помещения, а также находится под постоянным наблюдением милиции».

В стенах Совета Европы высказывалось недоумение и серьезное разочарование тем, что не было дано никакого ответа со стороны украинского правительства на высказанные пожелания и, более того, ни одно из них до сих пор не исполнено.

Следует отметить, что Конгресс местных и региональных властей постоянно внимательно отслеживал ситуацию в Киеве, держал ее под особым контролем. В приведенном здесь документе, и, видимо, читатели уже обратили на это внимание, есть ссылка на обещания, данные украинским руководством Конгрессу местных и региональных властей в сентябре 1997 года. Хочу более обстоятельно остановиться на этом моменте.

28–29 августа 1997 года состоялся визит совместной делегации Парламентской Ассамблеи Совета Европы и Конгресса местных и региональных властей Совета Европы для изучения ситуации в отношении отстранения мэра Киева. По итогам визита Бюро Конгресса 8 сентября, заслушав отчет представительной делегации, осудило физическое насилие, применявшееся в ночь с 10 на 11 июля с тем, чтобы воспрепятствовать доступу в свои кабинеты главе и некоторым членам городского Совета.

Было заявлено: «Срочно должны быть предприняты все законодательные и парламентские меры в Украине с тем, чтобы рассмотреть законность и ситуацию относительно отстранения от должности мэра господина Косаковского; соответствующие результаты рассмотрения и заключения должны быть переданы Бюро КМРВЕ; …к сожалению, шесть лет спустя после обретения Украиной независимости статус Киева как муниципальной единицы и как столицы государства все еще законодательно не определен и… государственная администрация все еще обладает избыточным весом при реализации муниципальных и местных интересов».

Не менее важны и другие позиции данной резолюции. В ней утверждалось:

«5. Что принципы Европейской Хартии местного самоуправления, которая в настоящее время ратифицирована Украиной, должны применяться и в отношении Киева, наиболее важного города страны по своим муниципальным функциям и практике;

6. Что предложенный закон по Киеву должен обеспечивать, чтобы выборный Киевский городской Совет имел свою собственную администрацию, ответственную за реализацию муниципальных дел в столице – если нужно в балансе с администрацией Президента, и что эта администрация должна подчиняться выборному Совету;

7. Что существующие в настоящее время положения украинского законодательства, относящиеся к ограничениям, которые касаются выборных представителей – членов Киевского городского Совета, одновременно занимающих должности в соответствующей администрации, должны уважаться и выполняться».

Характерно, что основная часть специального доклада по этому вопросу бюро Конгресса местных и региональных властей была посвящена ситуации с незаконно отстраненным мэром Киева, о чем длительное время украинская печать предпочитала умалчивать… Назову лишь некоторые разделы данного документа: «1. Ситуация с господином Косаковским», «2. Отстранение мэра», «3. Природа спора», «4. Использование физической силы и насилия».

В истории этого конфликта, говорится в упомянутом докладе, имеется множество инцидентов и событий. Некоторыми примерами являются:

«назначение и последующее увольнение господина Косаковского с должности главы государственной администрации;

ограничения по поездкам для мэра;

прослушивание телефонов и блокирование средств связи;

новый глава администрации, представляемый в качестве «мэра» с правом подписи международных соглашений города;

невыплата заработной платы членам совета и должностным лицам, поддерживающим мэра;

постепенное увеличение количества выборных членов совета, принимающих должности в администрации;

решения государственной администрации Киева не направляются в секретариат городского Совета;

трудности, возникающие у ассоциаций, где господин Косаковский является Президентом (например, Лига исторических городов)».

В разделе «Использование физической силы и насилия» на основании отчета побывавшей в Киеве совместной делегации Конгресса и Парламентской Ассамблеи отражена ситуация со взломом кабинетов на Крещатике, 36. Процитирую и эту часть документа:

«Поздним вечером 10 июля кабинеты господина Косаковского, его сторонников и некоторых сотрудников секретариата, например, заведующей отделом международных связей были насильно взломаны некоторыми представителями оппозиции в городском совете. Милиционеры присутствовали, но не делали никаких попыток вмешаться.

Кабинеты были опечатаны, служебные и личные вещи упомянутых лиц остались внутри. Ситуация, несмотря на заявление заинтересованных сторон, до сегодняшнего дня остается прежней, спустя два месяца. Делегация КМРВЕ и Парламентской Ассамблеи видела эти кабинеты с милицией, контролируемой государственными органами, сидящей у входов снаружи. Хотя здание из 10 этажей является собственностью городского совета, «отстраненный» мэр и его сторонники занимают две-три небольшие комнаты».

Любопытное заключение было сделано на заседании бюро Конгресса местных и региональных властей Европы 8 сентября 1997 года. Дело Косаковского, подчеркивается в нем, – это, конечно, проблема личностей, но за ней явно стоят проблемы и принципы, которые имеют решающее значение, независимо от политической окраски, принадлежности лиц, вовлеченных в них.

В свободной англоязычной прессе Киева, в последнем выпуске, содержится ссылка на то, что возможно приостановление Советом Европы членства Украины вследствие нарушения прав человека и исполнения смертных приговоров. Современное состояние местной демократии должно быть усовершенствовано дополнительно. Оно еще не соответствует норме. Дело Косаковского – это не внутреннее дело, учитывая, что парламент Украины подписал и ратифицировал Европейскую Хартию местного самоуправления летом 1997 года.

КМРВЕ считается главным международным органом, который может оказывать положительное влияние на состояние дел. Уже есть признаки того, что вмешательство КМРВЕ оказало влияние: например, невыплаченные зарплаты были выплачены задним числом. Бюро КМРВЕ и рабочая группа должны быть постоянно начеку и, в первую очередь, должны передать соответствующим властям рекомендации, которые приведены в начале этого отчета.

…Таковой была реакция столь представительной и авторитетной международной организации на события в Киеве. Увы, власть предержащие в Украине продолжали идти путем нарушения Конституции и законов, продолжали политику полицейщины и насилия. Они, конечно же, делали вид, что расшаркиваются перед очередной делегацией из Совета Европы. Но на деле вновь и вновь подтверждали свое неприятие подлинной демократии, свое желание растоптать в столице институт самоуправления. Им наплевать было на серьезные резолюции Совета Европы, призывающие руководство Украины встать на путь соблюдения закона, следовать Европейской Хартии, под которой значится и подпись представителей Украины.

Да и многим стало все понятно, когда еще до заседания бюро Конгресса в сентябре 1997 года, до решений судов правительство Украины в письме своего представителя в Совете Европы поспешило признать мое отстранение и согласиться с решением собрания депутатов. Это стало еще одним подтверждением того, что все происходящее в Киеве делалось по команде и под прикрытием высших должностных лиц государства, Президента и Премьер-министра.

Возвращаясь к той памятной для меня июньской сессии Конгресса местных и региональных властей в 1997 году, на которой посланники с Банковой попытались выставить меня изгоем, я вспоминаю один забавный эпизод в конце нашего пребывания в Страсбурге. Был общий прием для всех делегаций, который проводился Советом Европы, а также мэрией и префектурой Страсбурга. После него состоялся небольшой прием в нашем представительстве для членов украинской делегации. Ко мне подошел один работник нашего представительства при Совете Европы и сказал, что у нас сегодня будет встреча, и мне, конечно, нужно принимать решение, идти туда или нет… Я и говорю ему:

– Я так понял, что вы, наверное, рекомендуете мне не приходить?

А он и отвечает:

– Ну, я так не говорю, но вы же понимаете…

– Я понял так, что у вас будут проблемы из-за меня?

– Может быть…

– Ну хорошо, – сказал я сотруднику представительства, – не волнуйтесь, я не приду. Не буду создавать вам трудностей…

В Страсбурге вокруг меня пытались создать вакуум. Думаю, если бы у меня, не дай Бог, возникли какие-то проблемы, мне не было бы даже к кому обратиться, потому что работники из администрации Президента буквально следили за тем, кто ко мне подходит, кто со мной общается, и потом они проводили превентивную воспитательную работу с «виновным»… Недремлющий глаз с Банковой везде сопровождал меня. Это вызывало недоумение у членов других делегаций, о чем я уже говорил. Те, кто «пас» меня и членов украинской делегации, сделали, по существу, мне настоящую услугу. Наоборот, этим самым они привлекали к ситуации в Киеве пристальное внимание. Благодаря этому я получил возможность общаться со многими людьми, и благодаря этому представители из других стран, да и сотрудники Совета Европы воочию убедились в том, что происходит, по существу, и в Киеве, и в Украине.

Показательным было то, что уже после сессии Конгресса и возвращения делегации в Киев, рекомендации, принятые Конгрессом, так и не были опубликованы ни в одном печатном издании Украины. Официальная пресса хранила молчание. «Свобода слова» по-украински вновь, уже в который раз, была продемонстрирована воочию… Я лично разослал эти документы и в Верховную Раду, и многим депутатам, и в некоторые средства массовой информации, чтобы хоть каким-то образом люди узнали о Конгрессе в Страсбурге и принятых там рекомендациях по Украине. И правда об этом все-таки просочилась, невзирая на строгую цензуру и потуги Банковой скрыть ее от киевлян, от народа Украины. Это же уму непостижимо: такая огромная команда наших чиновников представляла Украину в Страсбурге, и вдруг об этом – ни слова… Словно все воды в рот набрали. Невыгодно им, видите ли, говорить о том соре, который они же сами вынесли из нашей родной избы Украины на посмешище всей Европе… Им не просто было стыдно сознаться народу в том, что Украина получила на международном форуме «неуд». Им невыгодно было это с политической точки зрения. Тем более, что они выполняли соответствующий заказ с Банковой, но выполнили его опять же на «двойку»… Они явно подвели своих сановных шефов… И тем самым привлекли еще большее внимание Совета Европы, его Конгресса местных и региональных властей к событиям в Киеве.

 

©Л.Г.Косаківський. Всі права захищені. Передрук матеріалів, розміщених на сайті, дозволяється лише за наявності посилання. 

Создать бесплатный сайт с uCoz