29. КОЕ-ЧТО О НРАВАХ ПЕЧЕРСКОЙ
ЭЛИТЫ ИЛИ «НАШИ» В ЯПОНИИ...

Мне пришлось вблизи наблюдать, как ведут себя люди из верхних эшелонов власти в зарубежных поездках. Я несколько раз был с Президентом за границей. Именно тогда понял, что из себя представляют люди, которые пытаются влиять на государственную политику и составляют ближайшее окружение Президента.

Сами по себе такие полеты обставлялись очень своеобразно - в зависимости от того, в каких это было направлениях и на какую дальность. Если ближние полеты, то это был небольшой самолет - ТУ-134 или даже ЯК-40, на дальние расстояния - ИЛ-62. Но чаще всего Президент летал на ТУ-154. К услугам Президента - персональный салон: стол, кресла, диван, туалет, все, что положено... Через переходной отсек размещался еще один небольшой салон, человек на 10, - там находились помощники, сопровождающие лица. И дальше - еще один салон, для всех других. Когда-то мы летели в Краков. Помню, как Президент вышел из своего салона и пригласил к себе несколько наиболее близких человек. Также и меня. Кстати, если я был с ним в заграничных поездках, то он всегда приглашал меня вместе с другими, это 4-5 человек, в свой салон. Обычно в таких полетах разносят и еду, и к еде - кто что желает...

Во время полета в Японию интересно было наблюдать за двумя членами делегации - Сергеем Осыкой и Владимиром Горбулиным. Осыка меня поразил сразу же, как только мы заходили в самолет. Когда я с ним поздоровался, то понял, что он как-то неадекватно воспринимает все окружающее. Он сел в кресло и тут же заснул. Мне сказали, что он только что работал с российской делегацией, там было сложное прощание, ему тяжело и не надо на это обращать внимание. Он практически проспал весь перелет и только где-то перед Токио начал приходить в себя и реагировать на все, что происходило вокруг...

Весьма любопытно, что потом уже наша пресса преподнесла программу пребывания официальной делегации в Японии в таком свете, что представители Украины в ходе визита трудились в поте лица во имя укрепления отношений со страной восходящего солнца. Была ощутимой разница между официальной трактовкой программы и ее реальным содержанием. Например, подали в прессе, что вице-премьер-министр и министр внешнеэкономических связей Сергей Осыка встретился со своими коллегами, провел переговоры и т.д. Но ни в одной встрече Осыка участия не принимал. В первый день, как мы прилетели, был ужин в ресторане с участием работников нашего посольства и украинской делегации. Там все было достаточно свободно... В том числе, по части напитков. Все - без ограничений, кто сколько мог воспринять... Я так понимаю, что, наверное, не все выдержали такую «нагрузку», потому что на следующий день я ни Горбулина, ни Осыку ни на одном официальном мероприятии уже не видел, фактически до конца поездки их нигде не было. Они либо отсыпались в автобусе во время поездок, либо проводили время в гостиничных номерах, активно поглощая все, что было в холодильниках и мини-барах, пользуясь всеми услугами японского сервиса... Делегация была большая, все это видели, и все делали вид, что не замечают этого, хотя в беседах между собой мы обменивались мнениями, пожимали плечами. Я кое-кому говорил о том, что если бы кто-то из моих помощников позволял так себя вести, то он бы давно с треском вылетел с работы, я бы его первым рейсом отправил в Киев.

Насколько я знаю, японская сторона потом направила закрытую ноту, потому что ей пришлось отменять много встреч, а на приемах у императора и премьер-министра мы даже вынуждены были производить замены... К Горбулину Табачник приставил одного из своих помощников, которому было поручено опекать его... Когда мы в автобусе поехали по стране, ближе знакомились с Японией, то он даже на экскурсии не выходил, оставаясь в... автобусе. Но в музее компании «Toyota» он все-таки появился. Видимо, чувствуя свою вину и понимая всю эту ситуацию, он с таким затравленным видом все время пытался забежать впереди Президента, чтобы тот его видел. Он заглядывал ему в глаза, а потом вновь терялся где-то сзади среди всех сопровождающих. Прямо скажем, это было очень неприятное зрелище. Но самое интересное, что затем по отношению к нему не последовало никаких санкций, никакой реакции... Как и по отношению к Осыке. Эти люди продолжали исполнять свои обязанности, представлять государство, влиять на нашу политику и быть первыми приближенными людьми Президента. Хотя я знаю, что по Осыке не один раз поднимался вопрос, речь даже шла о его отстранении. Но, видимо, есть силы, которые его держат. Они более влиятельные, они решают за Президента... Конечно, Леонид Данилович был очень разъярен поведением Осыки. Вскоре, уже в Киеве, на одном из совещаний он отчитал за что-то Осыку, и тот вынужден был уйти из зала, сославшись на то, что он плохо себя чувствует... Все предрекали его ближайшее освобождение, но он уцелел и был переназначен при всех последующих правительствах.

Что же касается Горбулина, то Президент простил ему «японские вольности». Для него все обошлось тем, что, когда мы летели домой, супруга Президента, проходя по салону, с укоризной посмотрела на него. О чем, мол, с тобой говорить? С тобой все понятно... Видимо, ему все было прощено как другу семьи на семейном уровне...

Не могу не вспомнить еще об одном персонаже из президентского окружения, который также многое позволял себе в той поездке. Речь идет о Д. Табачнике.

Как раз во время нашего пребывания в Токио произошло землетрясение. Мы находились в гостинице, кажется, на 17-м или 18-м этаже. Рано утром шли по коридору на завтрак с участием Президента, представителей японских деловых кругов. Там должны были принимать участие несколько членов нашей делегации, в том числе и Табачник. Так вот, мы шли на эту встречу, как вдруг задрожал пол, начали качаться стены... Мы все заволновались. А сотрудники отеля вели себя очень даже спокойно. Они улыбались и говорили:

- Спокойно, все нормально, землетрясение...

Они уже к этому давным-давно привыкли...

- У нас часто такое бывает, - сообщили нам японцы.

Минут пять нас потрусило...

Начался деловой завтрак.

Вдруг Президент спрашивает недовольным тоном у руководителя протокола:

- А где Табачник?

Тот пожимает плечами:

- Не знаю...

Минут через 10-15 появляется Табачник, заспанный, помятый... Как ни в чем не бывало, садится за стол и спокойно подключается к завтраку. Никаких попыток ни извиниться, ни среагировать на ситуацию, ни хотя бы сделать вид, что он в чем-то виноват...

Такие эпизоды о многом говорят. Они говорят о том, кто реально и как управляет процессом. Видимо, в той команде не Президент играет главную роль, если он позволяет подчиненным так вести себя по отношению к нему... Судя по всему, Президент не самостоятелен в своих действиях. И, наверное, во многих других ситуациях он также не принимает самостоятельных решений...

Если быть откровенным до конца, то такие выходки, которые позволяли себе подчиненные Л. Д. Кучмы во время его визита в Японию, не делают чести ни самому Президенту, ни нашему молодому государству. Они выставляют нас в невыгодном, непривлекательном свете перед всем миром, подрывают наш авторитет на международной арене. В то же время они свидетельствуют о низкой политической культуре людей, которые влияют на внутреннюю и внешнюю политику Украины, людей, стоящих у самого «трона»... Стыдно за них, стыдно за страну, которую они представляют волею случая...

 

©Л.Г.Косаківський. Всі права захищені. Передрук матеріалів, розміщених на сайті, дозволяється лише за наявності посилання. 

Создать бесплатный сайт с uCoz