27. ЧЕЛОВЕК - ЭТО СТИЛЬ.
КОЕ-ЧТО О СТИЛЕ И МАНЕРАХ
ВИДНЫХ ПОЛИТИКОВ ЗАПАДА И УКРАИНЫ

Мне довелось вблизи наблюдать видных политиков. И наших, и зарубежных. Как говорят в Одессе, это - две большие разницы. Наши руководители зачастую меняются буквально на глазах, как только попадают в элитную обойму. Их начинают прихорашивать, причесывать, пудрить, подавать публике в «упакованном виде». Даже по внешнему виду, по манере одеваться, да и по всем другим манерам поведения можно судить о том, какие внутренние изменения происходят в человеке. Причем, нередко не в лучшую сторону. Но костюм «от Кардена или Версаче» или галстук за 300 долларов - еще не свидетельство того, что человек уже может претендовать на уважение других только по этой причине.

Если посмотреть фотографии наших лидеров в динамике, до вхождения во власть и после, то перемены во внешнем облике просто разительны. У новоиспеченных лидеров - уже целый штат массажистов, парикмахеров, стилистов, которые делают свое дело, неузнаваемо преображая своего патрона. Да, конечно, благодаря их стараниям можно подать себя в привлекательном виде. Но если нет внутренней потребности - постоянно быть в форме, следить за собой, то это, наверное, характеризует и мировоззрение, и внутренний мир человека. И, кстати, это тоже проблема, потому что у многих наших руководителей сегодня нет реального представления о том, каким он должен выглядеть.

Меня всегда неприятно удивляет, что некоторые государственные мужи появляются на том или ином событии напомаженными, напудренными, как артисты или люди определенного толка... В этой связи некоторый интерес представляют и те внешние изменения, которые произошли с нашим Президентом. Я запомнил одну любопытную ситуацию, когда во времена Кучмы-премьера мы встречали каких-то зарубежных гостей в аэропорту Борисполь. Л. Д. Кучма подъехал на машине в сопровождении эскорта. Он вышел из машины, и я обратил внимание на то, что костюм у него, мягко говоря, словно жеванный, на плечах - перхоть. Волосы, судя по всему, несколько дней немытые. В принципе, это было такое нормальное, что ли, естественное состояние...

Когда же Леонид Данилович стал Президентом, те, кто трудился над его внешним видом, создавал имидж, вскоре могли быть весьма довольны своей работой: внешне их Президент уже не напоминал вчерашнего премьера, который не очень-то следил за своей внешностью... Так что во внешнем облике изменения были ощутимыми, и волос на голове добавилось, и прическу каждый день делали, заливая обильно лаком, пудрили обильно.

Мне выпало встречаться с видными политиками Запада - Биллом Клинтоном, Гельмутом Колем, Джоном Мейджором, некоторыми другими. Хочу более обстоятельно, в подробностях рассказать о таких встречах, ибо они дают определенное представление об этих руководителях, стиле и манере их поведения. Я сделал важный для себя вывод: чем выше рангом западный политик, тем он проще, человечнее, интереснее.

Например, Джон Мейджор, ныне уже экс-премьер Великобритании. Его визит в Киев пришелся на апрель 1996 года, именно на тот промежуток времени, когда Президент Л. Д. Кучма и его команда начали форсировать события по отстранению меня с поста главы столичной администрации. А тут - визит Мейджора... Еще в аэропорту, во время встречи, я сразу же заметил, что он, в отличие от нашего руководства, напудренного и подкрашенного, вообще не пользуется косметикой. На нем был неброский, но элегантный костюм. Я сопровождал его на прогулке по Крещатику. Мы прошли до Бессарабки. Мейджор - очень симпатичный и скромный человек, с тонким и острым умом. Манера держаться просто - естественна, нет барских замашек, апломба, присущих нашей элите. Он с интересом рассматривал здания на Крещатике, расспрашивал о городе. По достоинству оценил здание мэрии. Поинтересовался, давно ли я в политике. Мы дошли до Бессарабки, вошли в здание рынка. Я подвел его к торговым рядам. Завязался оживленный разговор с одной из женщин, которая торговала соленьями. Гостю предложили отведать что-нибудь по вкусу. Я сам взял «на пробу» огурец, и наш английский гость с удовольствием сделал то же самое. Женщина положила в кулек и капусту, и помидоры, и огурцы, и моченые яблоки. Вручила Мейджору и сказала при этом с улыбкой:

- Ешьте на здоровье!

Снимки, сделанные на рынке, обошли тогда многие информационные агентства.

Кстати, еще накануне визита Джона Мейджора, на том памятном совещании 5 апреля Президент не без злорадства говорил:

- Вот приедет Мейджор, что вы будете показывать? Нечего показывать!

Я ответил ему:

- Мы найдем, что показать. Я Вас уверяю: он скажет то, что говорили все другие главы государств. Киев - самый прекрасный город.

Так оно и случилось... Мне, в отличие от Президента, не пришлось краснеть за Киев. Мейджор, как и следовало ожидать, восторженно отзывался о нашем древнем городе, о простых людях, с которыми он встречался, знакомясь с Киевом.

Но что интересно - у него были претензии к... самому Президенту, хотя он и высказывал их в присущей ему мягкой манере. Это произошло на обеде в Мариинском дворце. Мейджор вел себя просто, свободно, не придавая особого значения протоколу. Он обмакнул кусочек хлеба в тарелку с супом, съел его, потом еще попробовал салат, видимо, не очень доверяя нашей кухне, и, между прочим, спросил у Президента Л. Д. Кучмы, когда решится вопрос с помещением для посольства Великобритании.

Что и говорить, Президент попал в пикантную ситуацию. Ведь были, по существу, задеты его личные интересы. Потому что нежилой дом по улице Десятинной, 12 соседствовал со строящимся шикарным домом, целый этаж в котором должна была занять семья Президента. А соседнее здание закрывало вид на... Десятинную церковь, в сторону которой, как известно, в торцевой стене президентского этажа было прорублено «окно осмотра»...

Президенту по поводу дома № 12 по улице Десятинной нечего было ответить высокому гостю. Кучма только взглянул на меня, но так ничего и не сказал... А ведь дом № 12, как известно, уже несколько лет арендовало британское посольство, которое намеревалось провести реконструкцию и переоборудовать его под резиденцию английского посла. Но уже тогда, на приеме в Мариинском дворце, я понял, что никто не даст англичанам разрешение на реконструкцию здания. Это не входит в планы Президента.

Уже после моего смещения с должности главы горадминистрации, когда вместо меня Л. Д. Кучма назначил А. Омельченко, тот 3 сентября 1996 года издал распоряжение о снесении нежилого дома № 12 по улице Десятинной. Генеральную дирекцию по обслуживанию иностранных представительств обязали разорвать с 1 сентября 1996 года действие договора аренды дома № 12 по ул. Десятинной, заключенного с посольством Великобритании 28 сентября 1992 года... Обратите внимание: распоряжение Омельченко датировано 3 сентября, а договор нужно разрывать с... 1 сентября... Даже в этом не было элементарной служебной культуры.. Так спешили эти временщики стереть с лица земли скромное здание на Десятинной. И они ночью его снесли.

...Как мэру Киева мне приходилось вести много международных контактов, и я имел возможность общаться с руководителями других западных стран.

Мне запомнился и Гельмут Коль. Это очень колоритная личность. Мы ехали возлагать цветы к памятнику жертвам Бабьего Яра. В машине были Коль, посол Германии в Украине фон Басоветц и я. Тогда я еще раз убедился: чем выше ранг политика, в частности, западного, тем проще с ним вести разговор. Намного проще, чем с некоторыми нашими аппаратчиками из Кабинета Министров, или из администрации Президента. Потому что и уровень интеллектуальный выше, и человек намного глубже. Обычно, когда ты кого-либо сопровождаешь, разговор идет о городе... Но Коль оказался интересным собеседником, потому что он это все слушал и в то же время и сам многое рассказывал, например, о... Майкле Горбачеве. Я ему поведал о некоторых наших проблемах. А он тогда махнул рукой, улыбнулся и сказал:

- Я знаю... Мне все бургомистры тоже говорят, что у них нет денег.

Короче говоря, Коль вел себя очень непринужденно. Потом, когда мы приехали в Бабий Яр, он также старался отходить от рамок протокола. Когда возлагали цветы, у памятника было много людей. Коль после завершения церемонии перешел на другую сторону, к ним. У него в руке оставался один цветок...

Он и спросил у меня:

- У тебя есть жена?

- Есть...

- Возьми, вручишь ей от меня..

А я ему в машине подарил одну миниатюрную статуэтку, сделанную нашими умельцами. Она достаточно изящная и комическая. Такой себе малюсенький симпатичный Коль.

Еще, когда мы встречали Коля в аэропорту, я спрашивал у министра иностранных дел А. М. Зленко:

- Как, не обидится Коль?

Многие сомневались, ну зачем, мол, ты что, может обидеться...

Я показал статуэтку Анатолию Максимовичу, он рассмеялся и сказал:

- Да нет, он нормальный мужик, вручай, он хорошо воспримет.

И надо было видеть реакцию Коля... Фон Басоветц очень испугался, когда увидел, что я что-то достаю, какую-то фигурку. А я открыл статуэтку, показал Колю. Он так заразительно и раскатисто засмеялся, искренне поблагодарил. Я потом сказал нашим умельцам:

- Нормально, можно запускать сувенир в работу, Колю понравилось.

Весьма интересная ситуация с Колем произошла вечером. Закончился прием в Мариинском дворце. Резиденция канцлера была недалеко от Мариинского. Все распрощались, прием как прием. Кстати, Коль в своем тосте очень хорошо отозвался обо мне, о городе. И вот начали расходиться. Он пошел пешком. Только на следующее утро я узнал о том, что вечером возникла совершенно уже непротокольная ситуация. Они зашли в резиденцию - Коль со своими ближайшими соратниками. Переговорили и кто-то предложил: давайте пройдемся, выпьем где-нибудь пива. Ну, в Германии все просто - вышел и пошел... А у нас... Вся милиция и служба охраны были подняты и поставлены на ноги. Ринулись искать ресторан. Нашли какой-то, освободили. Привели туда Коля с сопровождающими его людьми. Они попили пива, расплатились. Вышли из ресторана, и он заявляет начальнику охраны: «Пойдем пешком!» И это через весь Крещатик. А он еще предупредил шутя начальника охраны: будешь, мол, мне мешать, звездочки лишишься, а будешь хорошо себя вести - получишь еще одну...

Задача - не из простых. Нужно и охрану обеспечить и в то же время сделать так, чтоб тебя никто не видел... Коль спокойно прошел по Крещатику. Останавливался, общался с людьми. И потом, когда уже было полпервого ночи, остановился на площади Независимости и с кем-то разговорился. Оказывается, встретил немца, который живет в Киеве. И еще какое-то время провел с ним беседуя. После чего вернулся в резиденцию. Все это стало потом предметом обсуждения, как люди такого высокого ранга ведут себя как простые граждане. Для немцев такой характер поведения вполне нормальный. У наших же руководителей - совсем иная практика, иные подходы. Они, как правило, часто не отходят дальше метра от машины. А если выходят, то обычно оцепляется целый квартал, перекрывается движение. Что и говорить, Коль преподал нам хороший урок...

 

©Л.Г.Косаківський. Всі права захищені. Передрук матеріалів, розміщених на сайті, дозволяється лише за наявності посилання. 

Создать бесплатный сайт с uCoz