26. СТОЛИЦА УКРАИНЫ -
УКРАИНСКИМ МОРЯКАМ
ИЛИ ОБ ИСТОКАХ ОДНОГО ШЕФСТВА...

Как-то, еще в свою бытность премьером, Евгений Кириллович Марчук, позвонив по телефону, предложил мне:

- Вот видите, Москва занимается Севастополем. Посмотрите и вы тоже, что можно сделать для наших моряков. Украина должна иметь свой настоящий флот, и было бы хорошо, чтобы пример в этом показала столица.

Впервые мы приехали в Севастополь в июне 1995 года. Поездка оказалась весьма сложной. Дело в том, что она была болезненно воспринята городской администрацией Севастополя. Мне кажется, что тогдашний ее глава Виктор Семенов никак не мог определиться, на каком он стуле сидит, какому богу надо больше всего кланяться. Человек не без амбиций, он проявлял большую ревность ко всему, что происходило вокруг без его участия.

Тогда он опоздал на встречу с нами в городской администрации где-то на полчаса. Наша делегация была большой, представительной. Мы сразу же отправились на Сапун-гору, возложили цветы к памятнику. Для меня Севастополь и Сапун-гора особо дороги: там воевал мой отец. И я, прежде всего, нашел на обелиске название той части, с которой отец шел фронтовыми дорогами. Каждый раз, приезжая в Севастополь, всегда иду, в первую очередь, на это священное место и возлагаю цветы.

Чем запомнился первый приезд в город морской славы? Мы объехали на корабле бухту, побывали в открытом море, провели переговоры с командованием Военно-Морских Сил Украины, завязали первые контакты. Ту встречу я бы назвал «пристрелочной», разведывательной. Мы тогда ничего не обещали, а просто изучали и оценивали ситуацию. С нами прибыла сильная творческая группа, которая выступала с концертами непосредственно на кораблях. Мы договорились с командованием: продумаем все, что можно сделать, и во время следующего визита представим программу помощи морякам. Но мне показалось: гостеприимные хозяева в глубине души сомневались, они, видимо, считали, что все закончится как обычно: приехали, посмотрели, пообещали - и до свидания!

Однако последующие события рассеяли все их сомнения. В Киеве, взвесив все возможности и обстоятельства, мы решили: построить в Севастополе для моряков ВМС Украины 50 квартир, оказать солидную помощь и по ряду других направлений.

Второй наш визит в Севастополь совпал с празднованием дня Военно-Морского Флота. Мы заложили дом. Прибывшие с нами украинские артисты выступили с концертом в институте Военно-Морских Сил. Зал был битком набит. Принимали очень хорошо. Деловая часть встречи была довольно насыщенной. Мы подписали договор, в котором все районы столицы обязались шефствовать над конкретными кораблями и частями ВМС Украины. Была составлена широкая программа действий по оказанию киевлянами помощи украинскому флоту.

На следующий день Севастополь отмечал праздник Военно-Морского Флота. Накануне возникли некоторые проблемы. Командованию было неясно, стоит ли представителям ВМС Украины принимать участие в торжествах. Как быть нам?

Командующий ВМС Украины вице-адмирал В. Г. Безкаравайный прилетел из Киева, где принимал участие в переговорах с российской делегацией, в Севастополь позже нас - уже вечером. Он сообщил, что по линии Минобороны поступила команда: принимать участие в торжествах, налаживать контакты. Нашей делегации было рекомендовано то же.

Утром встретились возле здания горадминистрации. Представители Киева, В. Г. Безкаравайный и с ним еще несколько офицеров. Нас провели через площадь, которая была в оцеплении. Семенов куда-то исчез, кто-то сказал, что ушел к руководству Черноморского флота. Мы шли через кордоны на трибуну. Людей было очень много. Меня с женой пропустили на центральную трибуну. Остальная часть делегации пошла на другую трибуну. После военно-морского парада мне стало известно, что хозяева-организаторы не предложили представителям киевской делегации места на трибуне, и советовали не стоять около трибуны и не мешать смотреть парад.

Мы с женой оказались то ли в 5-м, то ли в 6-м ряду. Рядом был заместитель министра обороны - Собков. А вот Безкаравайного, который отстал от нас на подступах к трибуне, я что-то не обнаружил...

Я спросил у Собкова:

- А где Безкаравайный, почему его нет на трибуне?

- Сейчас узнаю, разберусь. И Вам скажу...

Смотрю, в первом ряду сидят жена командующего Черноморским флотом, российская делегация во главе с вице-премьер-министром, руководители Крыма.

Вдруг среди многих лиц мелькнуло и знакомое лицо охранника... Президента. Сразу не сообразил, что к чему. Когда смотрю - идут жена Президента с внуком и жена премьер-министра, тоже с внуком. Им отвели места еще дальше - в 7-м или 8-м ряду. Я понял: тут что-то не так. Мы потеснились и пригласили сесть рядом с нами Людмилу Николаевну и внука. Попытались сгладить не лучшее впечатление от такой «гостеприимности» хозяев.

Мы были на трибуне около часа, посмотрели начало парада. Увидели и Семенова, который находился на катере, а потом вышел на берег и сел в первом ряду. Он совсем не обращал внимания ни на супругу Президента, ни на меня. Вскоре ко мне подошел Собков и сообщил:

- Там - неприятная ситуация. Безкаравайного не пустили на трибуну. Он обиделся, уехал... Что будем делать?

- Будем уезжать. Поедем на наши корабли, к морякам.

Я сказал Людмиле Николаевне:

- Мы уезжаем. Мне надо еще побывать у моряков на кораблях. А через

2 часа мы улетаем в Киев.

Она спрашивает:

- А что случилось? Я ей объяснил. Она еще спросила о Собкове:

- А кто это?

- Замминистра обороны.

- Ну, хорошо. Тогда и мы скоро уедем.

Мы попрощались и быстро вышли. Ускоренным шагом направились к мэрии. За нами бежал заместитель Семенова... Тут же собралась и вся наша делегация, в составе которой был ряд руководителей столичных районов. Я высказал заму Семенова все, о чем думал в те минуты...

- Кто хозяин в городе? Как вы могли допустить такое? - спросил я у него. - Надо же себя уважать. Это - настоящая пощечина Украине.

Тот молчал... Что он мог сказать?..

Мы разыскали по телефону Безкаравайного и предложили ему поехать вместе с нами. Он охотно согласился. А когда мы с ним встретились, всплыли некоторые подробности инцидента. Безкаравайного остановили представители ЧФ возле трибуны и сказали:

- У Вас места нет. Ваше посещение не согласовано. Мы Вас не пропустим.

Он понял, что это провокация, развернулся и уехал...

Мы побывали на некоторых кораблях, вручили подарки морякам, и на одном из катеров вышли в открытое море, а затем уехали в аэропорт Бельбек. Когда мы подъезжали к аэропорту, я увидел: стоит Виктор Семенов, а с ним - двое депутатов Верховной Рады Украины.

Семенов меня начал сразу же упрашивать:

- Леонид Григорьевич, не обижайтесь... Как-то вышло... Я хотел по-другому. Надо все уладить...

Он говорил одно, а в это время в аэропорту делали все по-другому, вновь пытаясь унизить нас, киевлян. Самолет наш отогнали бог знает куда... А ведь у наших артистов была целая гора аппаратуры, ее надо выгружать из автобуса и далеко нести... Кроме того, сообщили: «Надо освободить стоянку, потому что вскоре должна прилететь московская делегация».

Я возмутился и сказал генералу, который распоряжался в аэропорту: «Как Вам не стыдно? Надо, наконец, уважать самих себя».

Генерал начал ссылаться на то, что такова была команда замминистра обороны Собкова. Мы с ним связались и поправили ситуацию. Самолет подогнали, начали грузить аппаратуру и музыкальные инструменты. Семенов все приглашал нас в здание на фуршет. На несколько минут мы зашли в здание. Я только сказал, даже не пригубив бокал: Севастополь - это наш город, мы должны себя чувствовать здесь хозяевами. И мы больше никогда не позволим, чтобы так обращались с делегацией из Киева.

Мы улетели в Киев. Это было в воскресенье. А утром, как только я пришел на работу, из приемной Президента раздался звонок:

- С вами хочет переговорить Президент.

Слышу в трубке знакомый голос Л. Д. Кучмы:

- Расскажи, что там такое... Мне супруга звонила...

Говорил он доброжелательно, что было редкостью. Судя по всему, Людмила Николаевна достаточно полно проинформировала его о ситуации в Севастополе.

Я коротко рассказал о случившемся. Президент возмутился поведением Семенова, его готовностью служить и нашим, и вашим...

Пользуясь случаем, я попросил Леонида Даниловича:

- Вы поддержите, пожалуйста, Безкаравайного, он нуждается в добром слове.

- Хорошо. Не волнуйся, я сейчас ему позвоню. Расскажи об этом и Марчуку. Я дам поручение МИДу готовить документ в связи с инцидентом в Севастополе.

Минут через 10 - позвонил В. Г. Безкаравайный:

- Мне только что звонил Президент. Рассказывал, что с Вами был разговор. Он поддержал меня. Спасибо.

В этот же день было заседание Кабмина. В перерыве Е. К. Марчук попросил, чтобы я зашел к нему в комнату президиума.

- Ну, что там было? - поинтересовался Евгений Кириллович.

Я рассказал. Марчук подтвердил:

- Мы сейчас готовим ноту по поводу того, как себя вело командование Черноморским флотом и представители российской стороны по отношению к командованию Военно-Морских Сил Украины и украинской делегации.

И действительно, вскоре такая нота была направлена и опубликована в прессе. Так завершилась эта неприглядная история.

Осенью того же 1995 года мы еще раз посетили Севастополь. Пошло уже более тесное знакомство. Прибыли делегации районов Киева, которые были закреплены за кораблями. А в начале декабря мы выехали туда вручать ордера и ключи от построенных столицей квартир для семей наших военных моряков. Совершенно иной была уже атмосфера, иным - настроение людей. За те полгода - с июня по декабрь 1995 года ситуация коренным образом изменилась к лучшему. Нам говорили в Севастополе, что, как только вырос построенный нами жилой дом, на Черноморском флоте появились желающие перейти к нам. Мол, россияне много обещают, но ничего не строят... Кстати, после этого Лужков стал сразу же форсировать в Севастополе строительство и сдачу квартир. Мы их буквально подстегнули в этом плане.

Очень трогательной выглядела церемония вручения ордеров, которая проходила у самого дома. А потом нас григласили в квартиры, где нас тепло и сердечно встретили семьи военнослужащих... Многие плакали, потому что получали квартиры впервые в своей жизни.

А вечером в центре Севастополя, в клубе моряков, состоялось торжественное собрание в честь Дня Вооруженных Сил Украины и большой концерт. Это был крупный шаг вперед. На сцене были представлены лучшие творческие силы Украины. Прекрасный концерт подарили нашим морякам Виталий и Светлана Белоножко, Валентина Степовая, Таисия Повалий, Ольга Каминская, Феми Мустафаев, Богдан Бенюк.

Как говорится, лед тронулся... В апреле 1996 года был подписан еще один договор на строительство 20 квартир. Но я уже тогда заметил, что отношение Президента ко всему этому делу меняется. И не удивительно, что наши акции в Севастополе постоянно замалчивались в средствах массовой информации. Не было публикаций о том, что мы там делаем, какую ведем работу. И когда я доложил Президенту о том, что мы решили построить еще 20 квартир, он промолчал. Видно было по его реакции, что он ревностно воспринимает все это. Он понял: с такой политикой Киев начал подниматься на фоне других регионов. Ведь, когда проанализировали, что делает Киев и что - другие, то увидели, что 80 % всей помощи Военно-Морским Силам шло из Киева.

Потом, правда, уже после моего отстранения эти 20 квартир ввели, но не тогда, когда планировалось, то есть до 30 июля 1996 года, а только в январе 1997 года. Те квартиры потом с помпой подали как квартиры от городской администрации.

Тут, кстати, проявилась и своеобразная позиция многих ура-патриотов, которые воочию показали свое реальное отношение к построению нашего независимого государства. Мы еще тогда, в 1995 году, приглашали с собой в Севастополь и наших именитых депутатов, и многих известных национал-демократов. Никто с нами тогда не поехал... Кстати, многие в Севастополе спрашивали: где же ваши писатели, где ваши другие деятели культуры?.. Почему они здесь не ведут работу, чтобы разъяснять позицию Украины по тем или иным вопросам?

В одном из своих интервью народному телевидению Украины я предложил провести конкурс «Кто больше сделает для Севастополя?». Но ни одна политическая сила ни копейки не дала для того, чтобы поставить на ноги наш флот.

Что касается местных администраций, то Киев здесь был первопроходцем. Это сегодня уже все соревнуются, кто больше сделает для Севастополя и кто получит больше орденов и медалей за это.

Хотел бы, кстати, отметить еще одну важную деталь, о которой никто не знает. В тот период начали уже награждать многих руководителей областей и городов без повода и по поводу... Например, провел один из областных руководителей фестиваль, который посетил Президент, ему понравилось, он и орден пожаловал «За відзнаку». Где-то у кого-то юбилей - тоже орден. Киев, как обычно, обходили. Да мы и не претендовали на награды, для нас был важен, прежде всего, результат, а не чьи-то оценки...

Но вот что любопытно. В мае 1996 года руководство Военно-Морских Сил подало Президенту представление на награждение государственными наградами всех, кто действительно оказывал помощь морякам. В списке была и моя фамилия. Но представление возвратили, сказали, что нельзя подавать на одного Косаковского, дайте еще и другие фамилии. Дали и другие. А все закончилось тем, что Табачник, как мне рассказали, то ли наложил резолюцию на представлении, то ли сказал руководству Военно-Морских Сил: ваши, мол, оценки расходятся с оценками Президента, который имеет свое мнение о руководстве Киевской городской госадминистрации.

Говорят, что это стало не последней причиной снятия с должности командующего ВМС Украины Владимира Безкаравайного. Я считаю, что Владимир Герасимович - настоящий патриот и достойный человек. С ним тоже расправились, в том числе и за принципиальную позицию в разделе Черноморского флота.

 

©Л.Г.Косаківський. Всі права захищені. Передрук матеріалів, розміщених на сайті, дозволяється лише за наявності посилання. 

Создать бесплатный сайт с uCoz