23. ЭТО СЛОЖНЕЙШЕЕ
ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО...

Очень важно - всегда держать руку на пульсе городской жизни. Мы ввели такую систему. Раз в полгода делали облет Киева на вертолете. Я брал с собой нескольких человек - главного архитектора, начальников управлений благоустройства, Киевзема, начальника штаба ГО, некоторых других работников. Обычно это было в конце осени и в начале весны, когда деревья стояли без листьев... Город виден сверху, как на картинке. Особенно это было важно ранней весной, когда шла подготовка к прохождению паводка. Надо было оценить ситуацию и принимать соответствующие меры. Во время таких облетов было хорошо видно, что делается за заборами многих предприятий, высматривались земельные площадки для нужных городу объектов. Тогда же родилась идея о поиске территории для индивидуальной застройки.

Кроме того, раз в год совместно с руководством Юго-Западной железной дороги мы приглашали глав райадминистраций, начальников городских служб, садились в специальную дизель-дрезину и объезжали Киев по железнодорожным путям, которые протянулись на 300 км. Увидев во время первой поездки, что творилось вокруг, все эти завалы мусора, тотчас же потребовали и от начальства дороги, и от глав райадминистраций наведения должного порядка на станциях, полустанках, платформах и вообще в зоне железной дороги. Была составлена целая программа. Ситуация начала медленно, со скрипом, но меняться к лучшему...

Еще одно важное новшество - один раз в полгода на катере объезжали акваторию Днепра и смотрели состояние реки и ее берегов. В ходе одной из первых таких поездок мы увидели вдоль берегов Славутича полузатонувшие суда, огромные груды металлолома. Особенно меня поразила такая картина: в зоне отдыха полулежали старый, заржавевший пароход «Тарас Шевченко», некоторые другие суда. Они в 1986 году служили временным жилищем для бригад вахтовиков, работающих на ЧАЭС, и для ликвидаторов. И представьте себе, весь этот радиоактивный хлам оказался... в центре Киева. По итогам таких «смотрин» мы разработали и приняли целую программу подъема затонувших и полузатонувших суден. Заключили со специальной организацией «Судоподъем» договор на хозрасчетной основе. Она вплотную начала заниматься очисткой Днепра, а по существу, очисткой города. И вот уже несколько лет эта организация успешно работает и подняла с речного дна десятки суден, порезала их и отправила на переработку.

Мы изучали и смотрели родной город не только с вертолета, с дизель-дрезины или палубы катера. Обязательно спускались под землю, где размещены уникальные инженерные сооружения и сложнейшие коммуникации. У меня в машине всегда были сапоги и рабочая одежда, чтобы можно было и месить грязь, если нужно, и ходить по мусорникам, и спускаться под землю. Часто бывал в тоннелях строящегося метро, вникал во все актуальные вопросы его строительства, бывал на городских свалках, выезжал на все крупные аварии и даже на пожары... Короче говоря, я имел самую свежую, объективную информацию, добытую лично во время таких посещений.

Уже затем мы начали внедрять систему так называемых плановых объездов в районах. Многие привыкли к тому, что во время таких встреч показывают лишь «парадные» объекты. Но это были симптомы очковтирательства. Мы же пошли другим путем: начали планировать посещение всех наиболее проблемных объектов. То есть, тех объектов, которые не строились и которые надо было, как говорится, «вытаскивать»... Я брал с собой руководителей городских управлений, и мы в течение 2-3 часов объезжали такие объекты, встречались с людьми. Потом возвращались в администрацию района и там проводили обсуждение, принимали решения по каждому из таких объектов. Результатами этих посещений стала и Детская академия искусств на Оболони, когда мы прямо на месте приняли решение сделать из обычной музыкальной школы столь уникальное учреждение. Таким же образом, после одного из посещений, поликлиника на Харьковском шоссе перевоплотилась в современный диагностический центр, который начинен самой современной аппаратурой и полностью обслуживает население Левобережья. Благодаря вот таким оперативным встречам непосредственно на объектах была введена осенью 1995 года школа в Ленинградском районе, строительство которой притормаживалось в связи с отсутствием нужных средств...

Я бы мог тут привести целый ряд других примеров. Хочу подчеркнуть главное: мы овладели ситуацией в городе, сосредоточили усилия на решении его проблем. Была налажена действенная связь с районами, чему во многом способствовали не только активные контакты руководства городской и районных администраций. Я уже писал о том, что как только возглавил в 1993 году городскую администрацию, то сразу же восстановили студию селекторных совещаний, которая, по существу, была развалена. Один раз в неделю, по пятницам, проводили аппаратные совещания с участием глав райадминистраций, начальников управлений и служб городского хозяйства. Все это планировалось заранее, на каждое аппаратное совещание выносили, как правило, по 2-3 ключевых вопроса, по ним принимались протокольные поручения, которые ставились на контроль. Эта система работает и ныне.

Бич любого руководителя - бумаги. Надо было и умудряться знать, что делается в городе, бывать в районах, и в то же время не создавать в кабинете бумажных заторов, каких-то пробок. У меня была ежедневная норма - 200 страниц текста как минимум. И их не только надо было пробежать глазами, но и хорошо изучить, чтобы подписать. Если я в день не «отрабатывал» свои 200 страниц, то на следующий день их уже было 400, а еще через день-два это уже «обвал». Конечно, как только я не успевал «расшить» документацию до вечера, то прихватывал бумаги домой и где-то до 1-2 часов ночи завершал эту, казалось бы, неблагодарную, но обязательную работу. А ведь, кроме всего прочего, в течение дня заносили экстренные бумаги, где надо было накладывать срочные резолюции. Их, оперативных бумаг, было тоже достаточно много.

Говорят: время - самый объективный судья. Время все расставляет по своим местам. Я невольно вновь и вновь мысленно возвращаюсь к тем дням, когда мне пришлось возглавить администрацию столицы. Весна 1993 года... То был очень трудный, очень напряженный период. С прилавков наших магазинов вовсе исчезло сливочное масло. Его запасов в городе было на... 2 дня. К тому же, и масло, и сахар в ограниченном количестве отпускались лишь по талонам.. Лихорадило транспорт, он был сильно изношен, парки давно уже не пополнялись новыми машинами. Город только что пережил забастовку транспортников. Киев ощущал большие проблемы с электроснабжением. Фактически была полностью разрушена система управления и нормальной работы. Замерла и культурная жизнь, оказавшаяся невостребованной. Весьма бедной, если не сказать - пустой выглядела гастрольная афиша...

С чего мы с коллегами начали? С главного - занялись восстановлением системы управления городом, его жизнеобеспечением. За считанные недели смогли все-таки поправить дела с маслом и сахаром, другими продуктами. Я начинал каждый рабочий день с анализа оперативных сводок: как и чем город обеспечен на данный момент. Наладили систему поставок, пополнили скудные на то время запасы.

Одновременно взялись за транспорт, сделали все, что в наших силах, дабы поднять его. Выделили на закупку троллейбусов, трамваев, автобусов и запчастей нужные средства, разработали и начали воплощать в жизнь специальную программу развития транспорта, в том числе строительства метро. Мы приобретали не только импортные машины, но и отечественные. На «Южмаше», например, закупили несколько партий троллейбусов. Вместе с министром В. Малевым, работниками Кабмина специально вылетали в Днепропетровск.

О поездке в Днепропетровск, на подписание соответствующих договоров с «Южмашем», хотел бы сказать особо. То была весьма памятная поездка. Представьте себе: мы договорились встретиться, а тут, в Киеве, такой снег пошел, что вокруг - ничего не видать. Южмашевцы должны были прислать самолет за нами, но из-за погодных условий вылет его из Днепропетровска то и дело откладывался. Нам пришлось дважды выезжать в Борисполь и вновь возвращаться. И все-таки где-то во второй половине дня южмашевский самолет приземлился в Борисполе, и вскоре мы убыли в Днепропетровск. В темпе, в деловом рабочем ритме все увидели, везде успели, побывали в цехах, посмотрели и троллейбусы, и ракеты, встретились с инженерами, рабочими, подписали договора с руководством «Южмаша». Я успел еще с нашими товарищами съездить в Днепродзержинск, где был налажен по нашим заявкам ремонт «Икарусов» для Киева. Короче говоря, за спрессованные часы мы многое успели, и уже через несколько дней на Киев пошла первая партия троллейбусов. То была интересная, динамичная работа, результаты которой оказались весьма ощутимыми. Городской транспорт приобретал второе дыхание.

За счет изысканых бюджетных и валютных средств в 1993-1995 годах были приобретены 376 автобусов марки ЛАЗ, в том числе 139 - большой вместимости с двигателями фирмы «Renault», 83 троллейбуса завода «Южмаш», 19 чешских троллейбусов, 2 трамвайных вагона СП «Татра-Юг», 15 вагонов метрополитена, 240 двигателей для автобусов венгерского производства. Была разработана и начала осуществляться программа развития киевского метро до 2010 года.

Конечно, в центре внимания были вопросы экономики. Этот участок работы был поручен С. В. Кузнецовой, назначенной заместителем главы горадминистрации по экономическому блоку, - компетентному, глубоко знающему свое дело специалисту, одной из учениц Евгении Ивановны Онищенко, которая много лет возглавляла городскую плановую комиссию, была заместителем председателя горисполкома, признанным в городе руководителем-экономистом. Светлана Викторовна Кузнецова энергично взялась за решение сложнейших вопросов многоотраслевого городского хозяйства.

Мы спасли и систему строительного комплекса, который был уже полуразвален. Постоянно занимались его финансированием, поиском нетрадиционных форм сооружения жилья. Создали холдинг «Киевгорстрой». Благодаря нашим усилиям с 1993 года начала уменьшаться квартирная очередь. Сейчас, как известно, в большой «моде» строительство квартир за счет облигаций населения. Киевский опыт нашел поддержку в других городах Украины, он получил высокую оценку со стороны Президента Л. Д. Кучмы. Вот что писал в этой связи «Вечірній Київ» 9 февраля 1996 года: «Якщо ми і в державі на вcix рівнях, в тому числі і найвищому, - визначив Президент України на мітингу з нагоди введения першого «облігаційного» будинку, - так само будемо шукати виходи із критичного становища, а не плакатись перед мікрофонами, то такі будинки виникатимуть по всій державі, бо цей досвід треба розповсюдити на вci наші регіони». В той же публикации, кстати, отдается должное столичному горисполкому, который, как известно, возглавлял председатель Киевсовета. «Вечерка» писала: «Для початку Київський міськвиконком виділив майданчики під 6 багатоповерхових будинків. І от перший з них, за будівельним номером 10, заселяється. Він виріс за півроку замість 11 місяців. Експеримент завершився, i почався етапний перелом у житловому будівництві. Так вважають не лише фахівці, а й самі новосели». Итак, даже газета, которая в силу определенных субъективных обстоятельств заангажировалась на бездумном, огульном критиканстве столичной власти и персонально - Косаковского, вынуждена была признать правильность пути, избранного нами в строительном деле.

Ныне о киевском опыте чуть ли не каждый день трубит национальное радио, телевидение, пишут газеты. Но все почему-то традиционно «забывают» вспомнить о том, что это новшество родилось по инициативе столичного горисполкома, который принял по данному вопросу специальное решение. Невыгодно, неудобно им, видите ли, называть вещи своими именами, потому что исполком, начавший это доброе дело, возглавлял тогда автор этих строк. Более того, комиссия И. Кураса, проверявшая весной 1996 года город, в справке буквально «разгромила» нас за строительные дела, хотя уже через несколько недель, 4 июня 1996 года, Л. Кучма подписал распоряжение «О мерах по привлечению средств населения для строительства жилья», в котором Кабмину поручалось внедрять опыт Киева во всех регионах Украины...

Искали мы и решение проблемы реконструкции домов, возведенных в 60-е годы, так называемых «хрущевок». Разработали и утвердили специальную программу их реконструкции.

Мы получили в «наследство» столичную проблему кооперативного жилья. До нас были сформированы кооперативы, которые, не имея льготных кредитов, были лишены возможности рассчитаться. После многочасового обсуждения этого вопроса на горисполкоме было принято непростое, но единственно верное решение. Две трети стоимости этого жилья город взял на себя. Кооперативы были спасены. И в дальнейшем мы заложили льготы для этой категории граждан, освободив их от затрат на подготовку территории под застройку, что составляло 30-40 процентов стоимости строительства. Город взял эти затраты на себя.

Занимались мы вплотную и жилищно-коммунальным хозяйством, рынками, благоустройством, дорогами, зеленым хозяйством. Кстати, о дорогах. Нынешняя администрация то и дело демонстрирует эффекты перекопки улиц, зачастую ненужных перебросок, а то и снятия трамвайных путей, как это произошло с линией 2-го трамвайного маршрута - очень важного и нужного для киевлян. Это стало уже своеобразным шоу - вывести в центре города армады техники, нагнать рабочих и копать, копать, копать... Что и говорить, ремонтно-строительная показуха... Но не просто показуха, есть в этих «действиях» и некие личностные интересы. Мешает трамвай, тарахтит крупному чину под окнами, давай уберем его на параллельную улицу, пусть тарахтит кому-то другому... И это все - за счет налогоплательщика, за счет киевлян.

Мы тоже занимались реконструкцией и ремонтом дорог. И делали все быстро и энергично. В сжатые сроки, с хорошим качеством была проведена, например, реконструкция трамвайных путей на Печерске и ремонт ул. Грушевского. За считанные недели наши дорожники «пробили» широкий проезд через загороженную «Макуланом» территорию и тем самым ликвидировали огромные транспортные пробки в данном районе. Причем, делалось это спокойно и в то же время очень оперативно. Нами в той ситуации пытались было покомандовать, в том числе, и посол ЮАР в Украине, поскольку проезд был «пробит» возле дома, где он жил, и в некоторых масс-медиа в этой связи появились заказные публикации. Но мы сделали то, что и должны были сделать в интересах киевлян. Без крика, без помпы, без демонстрации «мускулов». Обычная, нужная работа. Кстати, программа реконструкции дорог, которая идет сегодня, была утверждена мною в 1996 году. Но она предполагала постепенность, исключала авралы. Но сегодня мы имеем, что имеем. Разрыли новые власти Московскую площадь, перекопали все и сделали только хуже. Зато пустили пыль в глаза накануне выборов, а то, что придется все делать наново, никого не волнует.

Хотел бы выделить также и такое направление как потребительский рынок, обеспечение киевлян продовольствием. Вспомним: в начале 1993 года, до моего назначения представителем Президента в Киеве, в городе сложилась весьма напряженная ситуация с удовлетворением потребностей киевлян в продуктах питания. Выделенные столице централизованные фонды по состоянию на 1 мая 1993 года осваивались в среднем на 50-60 процентов, в том числе: по мясу - на 44,7 %, колбасным изделиям - на 67%, цельномолочной продукции - 50,6% и т. д. Запасы этой продукции на хладокомбинатах города были незначительными и не удовлетворяли нормальный спрос торговли. Масла, как известно, оставалось всего на два дня... Отдельные товары отпускались только по талонам. Это требовало от меня, от городской администрации чрезвычайных мер. Вначале мой заместитель И. Г. Дворник и начальник управления торговли И. Т. Кучерявый, который затем, в 1995 году, был назначен на должность заместителя главы администрации по этим вопросам, деловой, энергичный человек, и их коллеги за три года создали систему обеспечения Киева продовольственными товарами, что дало положительные результаты и позволило быстро отменить талоны, остановить падение товарооборота. Начался процесс насыщения потребительского рынка города. В 1995 году впервые был достигнут рост товарооборота - 101% (в 1992 году - 65,4%, в 1993 - 67,5%). По Украине тогда этот показатель составлял 90,6%. Киев был полностью обеспечен ресурсами зерна в объеме 255 тысяч тонн. Киев имел самый дешевый хлеб в государстве.

В город стали потоком поступать продукты из Киевской, Закарпатской, Винницкой, Волынской, Одесской, Херсонской и других областей, куда под руководством И. Т. Кучерявого выезжали бригады специалистов, заключали договора на сотрудничество. Активными были в те годы деловые контакты с Киевской областью.

Выверенный подход к проведению коммерциализации и приватизации дал возможность практически полностью сберечь сеть магазинов продовольственной и плодоовощной специализации.

В 1995 году на льготных условиях питалось 122 тысячи школьников. Начиная с 1993 года, город с целью удешевления школьных товаров начал выделять деньги на проведение школьных базаров. Только, например, в 1995 году на эти цели было выделено 350 миллиардов карбованцев. С 1993 года мы впервые за счет бюджета организовали летний отдых детей. В 1995 году отдохнуло 216 тысяч школьников.

Мы бы многое могли еще сделать в деле продовольственного обеспечения столицы, решении важнейших социальных задач, если бы не майские события 1996 года, инициированные окружением Л. Д. Кучмы. В создавшейся ситуации пришлось уйти из администрации моим заместителям И. Т. Кучерявому, Н. В. Гульчию, который отвечал за медицинское обслуживание. В них назначенный Президентом префект Киева видел моих соратников, и новая власть пыталась как можно скорее избавиться от тех, кто входил в «команду Косаковского». Еще ранее, как известно, были отстранены с жестокими формулировками мои заместители Н. Ламбуцкий, В. Ковтун и Г. Артюх. Это была расправа...

 

©Л.Г.Косаківський. Всі права захищені. Передрук матеріалів, розміщених на сайті, дозволяється лише за наявності посилання. 

Создать бесплатный сайт с uCoz