16. ПРОВАЛЕННЫЙ СЦЕНАРИЙ
ИЛИ ВТОРАЯ ПОПЫТКА РАСПРАВЫ

Как известно, первой попыткой моего смещения было памятное апрельское совещание у Президента, когда мне пришлось сказать ему в глаза суровую правду. И дело тут вовсе не в личностях, не просто в симпатиях или антипатиях, как кое-кто хочет подать это... Дело в другом: нельзя уже было давать повод издеваться над Киевом и киевлянами, игнорировать интересы столицы. Для меня и моих коллег со всей актуальностью встал вопрос: надо добиться того, чтобы столица была столицей, а не лакомым местом, из которого кое-кто пытался извлечь для себя максимум выгоды.

Я уже писал о том, как болезненно среагировал Президент на мое выступление. Ведь он собрал совещание с тем, чтобы в пух и прах разнести меня, а затем перейти к оргвыводам. Но, не получив тогда массовой поддержки у глав районных администраций, за исключением лишь руководителей двух районов, он поручил Анатолию Кинаху, тогда вице-премьер-министру, собрать директоров киевских предприятий и повоспитывать меня в столь солидной аудитории. Из его резких фраз следовало: посмотрим, дескать, что скажут Косаковскому директора... Да и, судя по всему, Л. Д. Кучма имел намерение лично поучаствовать в разносе...

И вот 6 мая 1996 года в сессионном зале Киевсовета собрались директора столичных предприятий. И не только они... 4-й этаж напоминал растревоженный улей. То и дело прибывали все новые и новые съемочные бригады из различных телестудий, репортеры многих изданий... Ни одна пресс-конференция, которые мы регулярно проводили, не собирала такую массу журналистов. Мелькали в этой суете озабоченные лица кабминовских чиновников, людей из администрации Президента, неподдельный интерес к происходящему можно было прочесть и на лицах начальников управлений и служб, других работников городской администрации.

С учетом того, что накануне по Киеву прокатилась волна слухов о возможных переменах на Крещатике, 36, все ждали сенсации... Многие рассчитывали увидеть здесь и самого Президента. Но Леонид Данилович на встречу с «генералами от промышленности» не прибыл, и совещание проводили мы вдвоем с Анатолием Кирилловичем Кинахом. Мы сидели рядом, вдвоем за столом президиума.

Совещание началось спокойно, по-деловому, судя по всему, некоторые присутствующие, прежде всего это люди с Банковой и часть очень любопытных журналистов, были сразу же разочарованы: сенсацией и не пахло...

Анатолий Кириллович повел себя очень спокойно, взвешенно, уважительно ко мне и вообще к столичной власти и к директорам. Как написала затем одна из киевских газет, он «уверенно взял и в течение 3-х часов с помощью Леонида Косаковского надежно держал «руль ручного управления». Во вступительном слове Кинахом была четко изложена цель этой встречи. В центре ее - вопрос работы промышленности. Во-первых, сказал он, речь пойдет о необходимости усиления взаимодействия по вертикали: предприятие - администрация города, области - Кабинет Министров; взаимная требовательность и взаимная поддержка. Известно, что предприятие - основная налоговая база города, и, конечно же, администрация тоже должна тесно вникать во все проблемы этих предприятий, не вторгаясь в их чисто хозяйственную деятельность. Анатолий Кинах подчеркнул: нужно обстоятельно обсудить назревшие проблемы в промышленности с тем, чтобы и правительство Украины могло принимать точные и правильные решения с учетом реальной социально-экономической обстановки и объективных экономических законов.

Короче говоря, многие, чувствуя истинный подтекст данного разговора, тотчас поняли, что попытка превратить авторитетное директорское совещание в «избиение Косаковского» обречена на провал, в зале установилась атмосфера взаимопонимания, деловитости. В общем, обычная рабочая атмосфера.

Мне первому было предоставлено слово, и в течение двадцати минут я в своей информации изложил три группы актуальных вопросов. Проанализировал ситуацию в столице, в том числе в промышленности, рассказал о совместных усилиях города и районов с предприятиями по преодолению кризисных явлений. Выделил также и те вопросы, которые городская власть и директора заводов ставят перед Кабмином, нашими высшими правительственными и законодательными структурами.

В данной аудитории я чувствовал себя свободно, раскованно и, если на то, - уверенно. Потому что мы, то есть городская власть, не отрывались от жизни столичных предприятий, размещали на них нужные для города заказы. У меня лично сложились хорошие деловые отношения со многими хозяйственниками, я часто бывал на предприятиях, знал настроения в коллективах, проблемы, которые они решают, трудности и т. д.

Более того, два месяца назад наша госадминистрация подписала договор с киевской городской Ассоциацией промышленности, строительства, транспорта и связи «Киев». В том документе мы вместе выделили главные, приоритетные направления сотрудничества. Это - увеличение объема промышленной продукции, решение экологических проблем, усовершенствование территориальных отношений, более эффективное использование промышленного потенциала, в том числе конкурентоспособной продукции и сложной техники, решение социальных проблем.

Выделил я и основную мысль: при определенных условиях Киев может стать экономическим плацдармом, способным вывести из кризиса экономику всей Украины.

Высказался также и о необходимости широкой поддержки отечественного производителя, размещения на предприятиях госзаказов по изготовлению нужных машин и запчастей для города. Привел примеры конкретного сотрудничества Киевской городской госадминистрации с предприятиями Киева, Днепропетровска, Днепродзержинска, Львова, Луганска в деле пополнения и развития транспортного парка столицы.

Я изложил также конкретные позиции по выводу нашей отечественной промышленности из кризиса: речь шла о необходимости ускорения процессов демонополизации производства, установления государственного регулирования цен на товары производителей-монополистов, пересмотра нормативов мобрезервов в сторону их уменьшения и направления высвобожденных средств на пополнение оборотных средств. Среди предложенных мер - и восстановление системы продажи в кредит населению товаров долгосрочного пользования. Был поставлен вопрос об ускорении подготовки проектов законов «О промышленности», «О защите внутреннего рынка Украины» и некоторых других, а также о пересмотре структуры себестоимости промышленной продукции в сторону увеличения удельного веса заработной платы за счет уменьшения, в первую очередь, обязательных отчислений в социальные фонды. Я предложил также уменьшить финансовые отчисления промышленных предприятий на содержание и развитие социальной инфраструктуры путем выделения средств из госбюджета.

Был поднят и круг острых социальных вопросов: решение на государственном уровне проблемы жилищного строительства, ускорение принятия Жилищного кодекса, льготное долгосрочное кредитование и беспроцентные займы, особенно для молодых семей. Назрела также потребность обратить особое внимание на проблемы жилищно-строительных кооперативов.

Итак, целых три часа шло наше совещание. И в выступлениях министров, в частности министра машиностроения, военно-промышленного комплекса и конверсии В. И. Малева, который, кстати, вместе с нами лично занимался вопросами пополнения городского пассажирского транспорта, и в выступлениях директоров предприятий отмечалось полное взаимопонимание с городской властью, а также их готовность и впредь совместно работать на столицу. Иными словами, в их выступлениях не было даже и намека на то, чтобы упрекать меня и возглавляемую мной городскую администрацию. Диссонансом лишь прозвучало в зале одно-единственное выступление - министра промышленности Украины В. Мазура, который, судя по всему, отрабатывал порученное ему задание. Но в зале поняли подоплеку его выступления, поднялся шум, и министр, по существу, потерпел фиаско... Его «заказное» выступление потонуло в оживленной директорской аудитории.

Я был вынужден отреагировать на его пассаж о том, будто бы горадминистрация виновата, что в продаже мало отечественных товаров. Именно его министерство, подчеркнул я, совершенно не занимается киевскими предприятиями, у них больше всего долгов и проблем, а работники министерства не уделяют столичным предприятиям никакого внимания. Это киевляне должны предъявить претензии Минпрому за то, что оно бросило свои заводы в Киеве на произвол судьбы.

Впрочем, потом уже, во время перерыва, В. Мазур даже... извинялся в кулуарах, что его неправильно поняли. Вот так бесславно закончилась вторая попытка Президента и его окружения расправиться со мной. В ходе совещания я видел, как засуетились представители администрации Президента и кабминовские чиновники, как недовольно морщились они, став свидетелями того, что разговор пошел в ином русле, в ином направлении, что их сценарий с треском провалился. И это поняли многие в зале... Сенсация не состоялась... А то, что она заранее планировалась, что накануне и министрам и директорам давали советы в известных кабинетах, как вести себя на совещании, - установленный уже факт. Директорское совещание планировалось с целью не только создать в городе соответствующий «общественный фон», но и вслед за этим выпустить нужный Указ Президента. Там, на Банковой, расчет был примитивно прост: убрать меня с поста главы столичной администрации руками... директорского корпуса. Но директора не поддались. В результате этот сценарий, как и сценарий апрельского совещания у Президента, был также провален.

Кстати... 13 мая 1996 года канадская газета «Eastern Economist» (Истерн Экономист) поместила интересную статью под заглавием «Враги у ворот. Заговор, чтобы вынудить мэра Киева уйти со своего поста». В этой статье однозначно говорится, что меня должны были «убрать» именно в тот самый день, 6 мая.

Позволю себе процитировать некоторые фрагменты той публикации. Итак, газета «Eastern Economist», статья «Враги у ворот»:

«Киев. Событие, давно ожидаемое политическими наблюдателями, предположительно должно было произойти 6 мая - уход в отставку мэра Киева Леонида Косаковского. Совместное заседание Кабинета и Киевской городской администрации под председательством Косаковского было запланировано на этот день. Заседание проходило по плану, но мэр не подавал никаких признаков того, что он близок к тому, чтобы отказаться от своего поста. Однако все еще сохраняются сомнения относительно того, как долго он сможет удержать свой пост. За последние три месяца политические противники мэра постепенно окружали его и вели активную кампанию, чтобы его убрали с должности. Враги Косаковского происходят из 3-х основных лагерей:

* Депутаты Киевского городского Совета, 35 из 69 депутатов совета, которые объединились, чтобы сформировать группу «Столица», хотят избавиться от Косаковского... Их главным образом раздражает то, что мэр завладел контролем над процессом приватизации муниципальной собственности города...

Но, даже несмотря на то, что группа «Столица» имеет большинство в Совете, они не могут просто освободить от должности Косаковского, потому что мэр был избран демократическим путем избирателями Киева в 1994 году, выборы депутатов и мэра проводились раздельно. Чтобы убрать его с должности, нужно было бы провести референдум в Киеве.

* Коммерческие и политические представители Украинского фонда «Перспектива». Этим фондом управляет Сергей Одарич, который ранее руководил кампанией по выборам в Президенты лидера Народного руха Вячеслава Черновола. Кроме того, в Фонд глубоко вовлечены министр юстиции Сергей Головатый, представитель Президента в Верховной Раде Виктор Мусияка и вице-премьер по правовой политике Александр Емец. Все они недовольны Косаковским и хотели бы видеть «своего» человека - директора Института экономики Владимира Черняка на его месте в качестве мэра. Фонд «Украинская перспектива» пытается формировать коалицию против Косаковского, состоящую из компаний, занимающихся бизнесом или средствами массовой информации, интересы которых не совпадают с интересами мэра. Основным среди этих компаний является Градобанк, которому было отказано в земле для постройки многоэтажного головного офиса...

* Члены президентской компании. В 1995 году глава администрации Президента Дмитрий Табачник попытался добиться частичного контроля над главными коммерческими структурами и банками Киева. Однако грандиозные планы Табачника развалились. По словам одного из самых «прохладных» предпринимателей Украины, «Дима хочет присвоить себе многое, но он одновременно помогает своим партнерам открыть дело».

В начале 1996 года Табачник начал заговор для устранения мэра с его поста. Это будет нелегко, учитывая, что Косаковского выбрали избиратели Киева. Но Табачник надеется использовать некоторые юридические тонкости, чтобы осуществить свой план.

При подписании Конституционного договора Президенту Кучме было дано право назначать глав региональных администраций и государственных администраций некоторых городов. Он издал Указ, назначающий Косаковского мэром Киева. Таким образом, Косаковский вначале был выбран на эту должность, а затем назначен президентским Указом.

Очевидно, если Президенту было дано право назначить Косаковского, он должен также иметь возможность уволить его. Строго говоря, это действительно незаконно - более половины киевского электората все-таки проголосовали за него - но это единственный возможный способ избавиться от мэра. Единственной другой небходимой составляющей частью является натиск политической воли.

Но похоже на то, что Президенту не хватает политической воли -

6 мая декрет об отставке Косаковского не был издан. Видимо, Кучма не хочет предпринимать такой шаг до того, как будет одобрена новая Конституция. Новая политическая жизнь Косаковского опасно балансирует на лезвии бритвы...

...Заговор сгущается...»

Таким был взгляд из Канады на наши события, на то, что у нас тогда происходило. Не все в этой публикации отражало полную картину нашей действительности, не со всеми выводами можно согласиться. Но основные события схвачены правильно, четко обозначены главные действующие лица.

...Итак, в компании тех, кто пошел «крестовым походом» на столичную администрацию и лично на меня, были и руховцы, которых в столичном совете представляла группа «Столица». Теперь мне известно уже многое о том заговоре. Права была канадская газета: он зрел давно, интенсивная подготовка велась уже 3 месяца, именно в начале 1996 года. Не исключено, что расправа могла бы произойти и раньше. Но они выжидали, перед ними маячил день 11 марта, когда должно было состояться последнее заседание Конституционной комиссии, членом которой был и я. Им нужен был мой голос в поддержку. Но я не пошел по печально известной линии «одобрямс». Наоборот, в своем выступлении изложил нашу позицию по статусу города Киева. При этом заявил примерно такое: «Я готов голосовать за данный проект при условии, если будут учтены все замечания и предложения, в том числе и мои предложения по статусу Киева». И это несколько спутало карты во время голосования и вызвало очередное недовольство в мой адрес со стороны администрации Президента. Реакция последовала мгновенно. После 11 марта 1996 года и начал усиливаться прессинг столичной власти со стороны властелинов Печерских холмов. А уже 21 марта и явилось на свет то кабминовское постановление о комплексной проверке города Киева.

Скажу и о том, что Киев стал предметом торга между Рухом и администрацией Президента в период, связанный с принятием Конституции Украины. Мне рассказывали руководители некоторых парламентских фракций, что непосредственно на совещаниях у Президента Вячеслав Черновол высказывал даже такое требование: мы, мол, поддерживаем Ваш, президентский проект Конституции, но при определенных условиях. Одно из этих условий - решить отдельные кадровые вопросы. Назывались даже некоторые руководители: Николай Мельник, Руслан Боделан, Леонид Косаковский. Как известно, с Мельником и Косаковским они успели расправиться, а на Боделана у них «не хватило времени», была принята Конституция, она и помешала им убрать Боделана...

Итак, в обмен на сдачу Косаковского и кое-кого еще Президент получил мощную поддержку Руха во время принятия новой Конституции... Кабминовские разборки стали, по существу, третьей попыткой устранить меня с поста главы администрации. Получив фактически легкую «пощечину» от директорского корпуса, президентская команда до 12 мая, то есть еще целую неделю хранила обет молчания. Они лихорадочно искали новый вариант, разрабатывали новые сценарии, они очень спешили. Их подгоняли два обстоятельства: мощная поддержка меня со стороны ветеранов войны, продемонстрированная во время празднования Дня Победы, и предстоящий День Киева. Не дай Бог, думали они, чтобы Косаковский проводил этот день в ранге председателя Киевсовета и главы городской администрации. Его же авторитет, или, как модно говорят сейчас, «имидж» резко возрастет, и после этого с ним уже ничего нельзя будет сделать...

И вот - очередная раскрутка. Они решили освятить заготовленный уже, несомненно, Указ Президента по Косаковскому кабминовским решением-«приговором». Тучи сгустились, и разразилась буря...

 

©Л.Г.Косаківський. Всі права захищені. Передрук матеріалів, розміщених на сайті, дозволяється лише за наявності посилання. 

Создать бесплатный сайт с uCoz