10. ГОРЬКИЕ ЯГОДЫ
КОНСТИТУЦИОННОГО СОГЛАШЕНИЯ

Итак, в субботу, 18 мая 1996 года, в здании Киевсовета разыгралась политическая драма, последствия которой весьма ощутимы и поныне. Прибывшие из Кабмина чиновники под предводительством А. Толстоухова предприняли было попытки поставить на колени столичную власть. Они попытались скрыть от всех нас текст той справки по Киеву, которую они в эти дни по несколько раз перекраивали в угоду г-ну В. Пустовойтенко, а по большому счету - в угоду «самому» и его окружению. Но, получив на Крещатике, 36 в ту памятную субботу решительный отпор, они трусливо ретировались.

Но для меня лично и, думаю, для многих присутствующих в зале людей было ясно: те на Банковой и Грушевского не успокоятся, более того, возникла серьезная угроза того, что они могут пойти на все. В тот вечер я мысленно «прокручивал» в памяти ключевые события в наших взаимоотношениях с Президентом и его людьми, а также все то, что произошло в государстве за годы правления Л. Д. Кучмы. В этом калейдоскопе я бы выделил несколько наиболее ярких эпизодов.

Прежде всего, Конституционное соглашение и его роковые последствия. Это оттуда - многие наши беды, чудовищный разгул волюнтаризма и вседозволенности, попрание законов, прав и свобод человека, преследование инакомыслящих. Это оттуда - грабеж народа, его нищета и бесправие. Это оттуда - отстранение избранных народом Советов от управления, чиновничий произвол.

На мой взгляд, Конституционное соглашение - большой откат в истории государства, большая трагическая ошибка, плоды которой мы будем пожинать еще длительное время. Особенно здесь, в столице, которая явила всем пример беззакония, произвола, удушения местного самоуправления. События последних лет в Киеве вызвали отрицательный резонанс даже в Совете Европы, эксперты которого несколько раз изучали нашу ситуацию. Но об этом я расскажу отдельно. Сейчас, возвращаясь к Конституционному соглашению, которое «испекли» в пожарном порядке, хочу приподнять занавес над некоторыми событиями тех дней.

Так вот, у меня на сей счет был интересный разговор с Василием Васильевичем Дурдинцом, который возглавлял комиссию Верховной Рады, работавшую над Конституционным соглашением и проталкивавшую его в стенах парламента.

Он, как-то позвонив, спросил:

- Как Вы считаете, какая система власти должна быть в Киеве?

- Киев - столица и, естественно, он должен иметь свой столичный статус. Нужен Закон о столице. Но пока появится такой закон, мы должны выстраивать такую систему управления, которая имеется в других городах. Поэтому надо оставить все, как и в других городах, и ничего не менять.

Он согласился со мной.

Но буквально в последний день перед голосованием мы увидели проект документа, где было записано, что в Киеве вводится государственная администрация... Таким образом, все возвращалось к той ситуации, которая была до выборов 1994 года. И когда я попытался тогда как-то выяснить и через депутатов, и через юристов, как можно поправить дело, мне четко сказали, мол, даже не пытайся, потому что все освящено на самом высоком уровне и уже никто ничего не отменит. Такова воля самого Президента.

А сам Президент, как говорится, не заставил себя ждать... Сразу же после принятия на сессии Верховной Рады этого закона о власти, в тот же день, где-то после обеда состоялось заседание Совета регионов. Оно оказалось знаменательным по нескольким признакам.

Речь шла о сельском хозяйстве, формулировки конкретного вопроса уже не помню, дело не в формулировке... Врезалось в память главное. Президент был каким-то неузнаваемым, он начал совещание несколько странным образом. Не все сразу и поняли, в чем же дело. Во-первых, несколько смутила его дикция. А, во-вторых, манера ведения. Он читал проект подготовленного Указа, комментировал его, вызывал на трибуну руководителей, давал оценки, вел дискуссии в духе прежнего времени: прав тот, у кого больше прав...

Но самое интересное произошло дальше по ходу совещания, когда Леонид Данилович начал комментировать принятие закона о власти, именуемого Конституционным соглашением.

Он несколько раз с прижимом в голосе повторил:

- Я не буду анализировать, кто и как себя вел до этого, кто и как поддерживал или нет Конституционное соглашение. Но учтите, что теперь демократия закончилась.

Смотрю, Евгений Кириллович Марчук, и. о. Премьер-министра, сидевший рядом с Президентом, как-то по-своему среагировал на услышанное. Вот он что-то шепчет Президенту. Видимо, что-то подсказывает...

И я не ошибся. Президент тотчас же заявил:

- Псевдодемократия закончилась! И вы учтите, что если раньше... Я не буду анализировать и изучать, кто как себя вел до этого. Я и так знаю, кто какую позицию занимал по поддержке этого закона. Но учтите, что теперь демократия закончилась, и мы не просто каждого из вас, если нужно будет, освободим. Мы вас уничтожим! У нас достаточно сил и органов, которые это могут сделать. И никто просто так не уйдет!..

В зале воцарилась гробовая тишина. А вскоре кое-кто из моих «соседей» тут же тихонько начали обмениваться между собой мнениями: так это что - он нас всех посадит?.. Что он имеет в виду?..

Сам факт, что несколько раз подряд, в довольно жесткой форме, с прижимом, было сказано: «Демократия закончилась» и «Мы вас уничтожим!» - говорил о том, что в стране начинается новый период. Период беззакония, нагнетания политических страстей, междоусобиц среди ветвей власти, период «охоты на ведьм». Вот чем обернулось для страны и общества Конституционное соглашение, причем через несколько часов после его принятия!..

Что и говорить, я был потрясен всем тем, что услышал во время совещания. Я понял, обстановка в государстве меняется, причем в худшую сторону. Тут ко мне подошел один из помощников Президента. Он сказал:

- Да не обращай внимания. Они сегодня после голосования в Верховной Раде Конституционного соглашения хорошо это дело отметили, поэтому спокойно отнесись ко всему, что ты сегодня услышал.

Я понял тогда: над каждым из нас завис «дамоклов меч». Никто из нас тогда еще не знал и не мог знать: на кого первого опустится он. А тут уже началась суета с утверждением, согласно Конституционному соглашению, глав областных, Киевского и Севастопольского городских Советов главами администраций.

Как говорится, полоса ожидания... Вот уже на президентском ковре побывали две или три партии глав областных Советов. А по Киеву - тишина, никаких «движений». По городу пошли разговоры... Более того, многие считали: утверждение глав администраций нужно было начинать со столицы.

Печерск делал выдержку... Есть и такой нюанс в кадровой политике, он известен, он не нов. Я-то понимал: выдержка давалась специально... Дабы еще раз испытать на прочность мою нервную систему, дать понять: парень, мы тебя можем утвердить, а можем и не утвердить. Теперь я уже хорошо знаю: там, в околопрезидентских апартаментах и коридорах шла большая закулисная борьба. Поговаривали, что некоторые «стратеги», в частности Табачник, предлагали вообще не утверждать главу Киевской горадминистрации, а ждать принятия Закона о столице. А тут все оставить в подвешенном состоянии...

Хотя... Подвешенного состояния не было бы. В то время в Киеве уже действовал горисполком, полномочия которого подтвердил Киевсовет, и все могло бы пойти совершенно по-другому, столичный Совет и его исполком целиком могли бы обеспечить управление городом. Но о городе тогда меньше всего в президентской администрации думали. Думали о том, как упрочить свое положение в Киеве.

То, что меня утверждать не спешили (а если быть точным - просто не хотели) - сегодня уже хорошо известно. Я знаю, что клерки из аппарата Президента подготовили по мне весьма негативную справку. Главный аргумент, который они выставили против меня, это то, что я, мол, создаю себе... имидж: регулярно выступаю в прессе, по телевидению, привлекаю к себе внимание общественности... Чудаки, да и только. Словно это грех какой-то: постоянно общаться с городом. Кстати, именно такой подход проявился и в оценках Премьер-министра Евгения Кирилловича Марчука, которого, как известно, уволили с этого поста спустя неделю после майского переворота на Крещатике, 36 за создание «собственного имиджа».

Короче говоря, все шло к тому, чтобы не утверждать меня главой Киевской горадминистрации. Но нужно все-таки отдать должное Президенту: в данном случае он, как мне кажется, проявил определенную мудрость. Меня пригласили в очередной «обойме» руководителей нескольких областей - Ивано-Франковской, Винницкой, Закарпатской. В тот день, 10 июля 1995 года, была как раз годовщина избрания Л. Д. Кучмы Президентом Украины. Я вошел в кабинет и поздравил его. Там сидел Яцуба. Он что-то начал говорить обо мне. Мол, в Киеве есть такие-то и такие-то проблемы, начал обвинять меня в том, что у нас в городе много управлений в административной структуре.

А Президент и говорит:

- Да что Вы мне тут рассказываете? Посмотрите, что у вас в министерствах делается... А Вы нашли проблемы в Киеве...

И сразу же подписал Указ и дал понять аппарату, что это все - мелочи, суета сует.

Вот так я и был утвержден главой столичной госадминистрации. Когда я думаю об этом, то прихожу к выводу: в ряде случаев Президент, если хотел, мог все-таки подняться над интригами, разжиганием нездоровых страстей и настроений, принимать нормальные решения. Но свита есть свитой: свита всегда пытается делать своего короля. Я убежден: недальновидная кадровая политика во многом отрицательно повлияла на все в этот сложный и трудный период нашей истории, когда у руля Украины волею обстоятельств оказался Л. Д. Кучма.

Позже я узнал, что мое назначение не было связано с изменением в лучшую сторону отношения ко мне. Просто было решено всех председателей Советов назначить, как требовало Конституционное соглашение, главами администраций, а затем неугодных сменить Указом Президента, что и позволяло делать это соглашение.

На мой взгляд, Конституционное соглашение стало, по существу, одним из тех факторов, которые отрицательным образом сказались на организации власти в столице, роли самоуправления. По крайней мере, интуиция и определенный политический опыт подсказывали мне: Закон о столице будет отложен на неопределенное время, в ситуации, которая складывалась, принятие такого закона было нереальным делом. На Банковой очень ревностно относились к данному вопросу. Они-то понимали, что, получи сейчас столица такой закон, - их влияние в Киеве заметно ослабеет, они не смогут чувствовать тут себя как в своей вотчине, не смогут напрямую распоряжаться всем тем, чем богат Киев.

В этой связи мне вспоминается, как реагировало президентское окружение на проведенную 28 февраля 1996 года под эгидой и при участии Национальной Академии наук Украины и ряда ее институтов, а также научно-исследовательского института социально-экономических проблем Киева и Лигой исторических городов Украины Научно-практическую конференцию «Роль столицы в процессах государственного строительства: исторический и современный аспекты». Конференция была весьма представительной: в ее работе приняли участие более 150 ученых и научных работников, депутатов Верховной Рады Украины, депутатов областных, городских и районных Советов, глав местных органов государственной исполнительской власти разных городов Украины. Гостями конференции были также работники администрации Президента, Кабинета Министров Украины, аппарата Верховной Рады. Участники заслушали более 30 интересных докладов и сообщений, обменялись мнениями. Мы сообща выработали и сформировали те принципиальные позиции, на которых должен основываться будущий Закон о столице. Конференция приняла рекомендации в области законотворчества и юридического статуса столицы, регионального управления и планирования, культуры и образования, защиты населения от последствий Чернобыльской аварии. В обращении к Президенту Украины, Верховной Раде и Кабинету Министров участники конференции призвали внести соответствующие положения в Конституцию Украины, ускорить принятие Закона о столице с тем, чтобы Киев имел все возможности для выполнения столичных функций, мог идти впереди в дальнейшем социально-экономическом развитии, проведении социальных преобразований, реформировании экономики, определяя их темпы для других регионов и городов Украины. В заключительном слове я сказал: «Сейчас главное, чтоб нас услышали законодатели, чтобы нас услышала Конституционная комиссия и чтобы учла эти рекомендации в практической деятельности. Считаю, что самый лучший подарок к 500-летию предоставления Киеву Магдебургского права - это, наконец, принятие Верховной Радой долгожданного Закона о столице Украины, который даст Киеву соответствующие полномочия и даст возможность нам лучше использовать свой потенциал на потребности города и потребности государства. Выиграют все: выиграют люди, выиграет город, выиграет, прежде всего, и государство. Такой закон нужен, в первую очередь, именно государству. Киев - политический барометр Украины. Пока в Киеве спокойно - спокойно в Украине. А неосторожные решения, в том числе по правовому статусу Киева, могут дестабилизировать ситуацию в Украине. Мы должны это четко осознавать».

Как оказалось, от администрации Президента на конференции был Подпалов. Он несколько опоздал и, увидев такой представительный форум, который вызвал огромный интерес у многих, даже разочаровался. Более того, он, сев рядом с одним из моих замов, никак не унимался: зачем, мол, Косаковский затеял эту конференцию? Зачем сейчас поднимать вопрос о статусе столицы? Есть администрация, пусть работает. А Закон о столице может еще подождать. Мы ж ведь ничего плохого для города не хотим. И на позиции руководства столицы не посягаем...

Таковым было мнение Подпалова. Но мы ведь понимали: это - словесная маска, камуфляж. Главное: Президент и его окружение поставили своей целью прибрать к рукам Киев, напрямую управлять столицей. Но они забыли о главном. Киев - не потому столица, что они здесь. А они здесь потому, что это - Киев. Вечный город. Вечная столица. И с ней надо считаться, в том числе и с ее выбором...

 

©Л.Г.Косаківський. Всі права захищені. Передрук матеріалів, розміщених на сайті, дозволяється лише за наявності посилання. 

Создать бесплатный сайт с uCoz