3. И ПРЕЗИДЕНТ ИЗРЕК:  « Я ТЕБЯ БУДУ ШКОЛИТЬ!»

И вот Леонид Данилович стал подводить итоги. Опять начал говорить о выговоре, потом обратился к Анатолию Кинаху:

- Соберите мне директоров, я с ними там поговорю... Вот мы тогда посмотрим, что они там ему (то бишь мне. - Л. К.) скажут.

Для меня было ясно: все идет по их плану, все запрограммировано... «Для начала» - выговор, потом собрание директоров с заказными ораторами и очередным «разносом», затем - общественное мнение (в т. ч. - заказные статьи) и т. д., и т. п. И как финал: мое отстранение.

...Как только Президент «подвел итоги», я с места возразил ему:

- Леонид Данилович, не надо меня «школить». Потому что с директорами предприятий я и так общаюсь каждый день. У меня к ним вопросов нет. У них ко мне тоже вопросов нет. Они ставят вопросы Президенту и правительству, которые не дают сегодня возможности предприятиям подняться из-за отсутствия государственной политики в промышленности.

Кучма взорвался:

- Ах, ты вот так, значит!.. Вот давайте, собирайте совещание, вот мы там и поговорим. И я тебя буду «школить»!

Я еще раз сказал:

- Леонид Данилович, Вы меня не «школьте». Потому что Вы разговариваете с мэром города, за которого отдали голоса 550 тысяч киевлян. И прошу разговаривать со мной уважительно.

Тут нервы у него сдали, он, не закончив совещания, захлопнул папку, вскочил, молвил: «Совещание закончено!» - и вышел в тыльную дверь.

Я - за ним. Там, в той комнате, никого не было, мы оставались одни.

- Что же происходит, Леонид Данилович? - спрашиваю у него. - Что все это значит и для чего все это нужно? Вы - что, не могли высказать свои претензии в более цивилизованной форме? И разве я заслужил такое отношение к себе, честно выполняя свои обязанности?

Он был вне себя. Даже не стал со мной говорить. Обронил лишь одну фразу:

- Я тебя никогда не прощу за то, как ты разговариваешь с Президентом.

Хлопнул дверью и ушел.

С этого, собственно говоря, все и началось...

Я возвратился еще в зал, где кое-кто «пережевывал» случившееся. Остановился возле Кураса и сказал ему все, что я о нем думаю. Я давным-давно знал этого человека, знал некоторые деликатные моменты из его жизни, помнил и то, как люди, близкие мне, помогали брошенной им семье в трудную пору. Я, конечно, понимал, что в наше время нередко забывается добро, что в сложном мире человеческих взаимоотношений подчас нет места элементарной благодарности и добропорядочности. Но, чтобы подличать... К сожалению, и этому уже не приходится удивляться.

Так вот, я сказал Курасу:

- Бог Вам никогда этого не простит. Вам обязательно воздастся за все.

Он отвел глаза.

Я уехал к себе на Крещатик, 36. Настроение - не ахти... Я знал, к чему все это может привести. В тот вечер (а дело было в пятницу) я должен был ехать в Чернигов, затем - в Славутич, где намечено было провести заседание Головной рады Лиги исторических городов Украины. По этому поводу в приемную уже несколько раз звонили руководители Черниговской обладминистрации и областного центра. Я уже опаздывал на несколько часов. Сначала думал: не поеду. Позвонил домой. Предупредил жену, чтоб она была готова ко всему. Почувствовав, как она волнуется, заехал на несколько минут домой. Рассказал все как было. Решили, что мне все-таки надо ехать в Чернигов. Ведь меня ждут люди. Они-то при чем?

Вернулся на Крещатик, 36. В это время здесь уже собрались все главы районных администраций, кроме двух «обличителей» - Печерского и Московского. Кто-то из моих замов сказал:

- В приемной - руководители районов. Хотят встретиться...

- Если хотят, пусть заходят.

Они зашли в кабинет. Все взволнованы, взбудоражены происшедшим. Вкратце изложил им свою позицию:

- Видите, какая тут ситуация... Уже все карты раскрыты. Я вам раньше много не говорил из того, что мне уже было известно. Сегодня вы все сами увидели и услышали. Но я не хочу вас вмешивать в это дело, не хочу осложнять вам жизнь. Буду сам разбираться во всех этих проблемах. Но вы должны знать, что ситуация сложная, и, видимо, это просто так не закончится.

Главы райадминистраций тогда говорили, что они меня будут поддерживать и что в данном случае речь идет не только о конкретном человеке, но и о ситуации в городе. К сожалению, дальнейшие события показали, что многие главы районных администраций оказались людьми слабыми и ради сохранения своих должностей начали угодничать и заискивать перед новым руковод-ством городской администрации, теряя при этом свое лицо. Некоторые из них просто боялись и избегали общения со мной.

Я уехал в Чернигов, а они, насколько я знаю, еще оставались в здании Киевсовета, обсуждая сложившуюся ситуацию. На тот момент было понимание того, что в столице усилиями определенных лиц из президентской свиты создается нездоровая атмосфера, ее надо разряжать. Ибо Киев от этого не только не выиграет, но и понесет ощутимые потери...

А тем временем на Банковой режиссеры-аппаратчики отрабатывали в деталях весь сценарий будущего переворота...

©Л.Г.Косаківський. Всі права захищені. Передрук матеріалів, розміщених на сайті, дозволяється лише за наявності посилання. 

Создать бесплатный сайт с uCoz